Тверь: речной вокзал

21 августа 2016 года

Разбавлю-ка отчёты о европейской пресноте чем-то интересным. Многие в курсе, что 7 августа сего года в Твери частично обрушился речной вокзал — одна из визитных карточек города. Так получилось, что в августе года предыдущего я ездил в Тверь и был в этом здании, поэтому сегодня покажу, как там всё выглядело за год до печального события.


Итак, красавец вокзал появился на стрелке Волги и Тверцы в 1938 году. Его строительство заняло шесть лет.


И он, безусловно, удался. Пожалуй, это второй по красоте речной вокзал страны после московского Северного (тоже, увы, заброшенного; о нём тоже как-нибудь напишу). Здание к тому же очень заметное: тверской вокзал замыкает перспективу Студенческого переулка, лежащего на противоположном берегу Волги.


Стоящие рядом с вокзалом суда не должны вводить в заблуждение: он не используется по прямому назначению примерно лет пятнадцать. Прогулочные корабли по привычке швартуются у вокзала, но туристы внутрь уже не заходят.


И я не думал, что зайду. Вокзал, в общем-то, был моей главной целью в Твери, но я полагал, что посмотрю снаружи и пойду дальше. Вид со стороны города.


И со стороны волжской набережной.


Хорошо видно, что с этой стороны цокольный этаж находится над землёй: именно в него ведут двери за аркадой.


Речфлот на замке.


Про состояние вокзала я молчу — думаю, всё хорошо видно.


Тем более я буду молчать про запахи, доносившиеся из различных укромных уголков.


А их здесь более чем достаточно: здание построено по замысловатому проекту и имеет несколько различных по виду проходов между основным круглым корпусом и двумя крыльями. Это, как и разное количество этажей, обусловлено непростым рельефом стрелки.


Бросились в глаза новые стеклопакеты, часть из которых даже была открыта. Я-то ожидал полное запустение.


Вдруг в одно из крыльев вошло двое мужчин, и в этот момент со внутренней стороны двери мельнула бумажка «Экскурсия».


За какие-то смешные деньги один из них провёл меня по, с позволения сказать, интерьерам вокзала. Планировка здания достаточно сложна, поэтому, скорее всего, в дальнейшем рассказе будут некоторые ошибки с определением моего положения внутри здания или назначения тех или иных дверей. Если кто-то поправит, буду благодарен.

Источник плана: http://ikuv.livejournal.com/19327.html. Там же есть хорошая подборка старых фото.

Итак, поднимаемся на второй этаж северного крыла.


Коридор. Окна именно этих кабинетов я показывал выше.


Почти все двери опечатаны, но некоторые открыты. Внутри, впрочем, ровным счётом ничего интересного. А в коридоре лежат воспоминания о попытках сделать здание выставочным центром.


По нему попадаем в главный зал, на второй этаж.


Состояние для заброшки слишком хорошее. При попытках возродить жизнь в здании здесь провели неплохой ремонт.


Правда, чисто косметический: под отвалившейся штукатуркой видны старые гнилые перекрытия.


Поэтому теперь эти перила видны с улицы на уже знаменитой фотографии.

Взято здесь: https://vk.com/wall-54892499_3686?z=photo-54892499_456240320%2Fwall-54892499_3686.

Спускаемся этажом ниже. Красота и упадок.


Бра не горят, половина мутных окон захламлены, но внутри светло. Двери выходят на сторону причала, на площадку за колоннадой первого этажа.


А эти, кажется, ведут в сторону города.


В залах, где в 2010-х была какая-то активность, относительный порядок и новые полы.

(Простите за качество, здесь света не было вообще.)

В остальных — свалка и остатки бессмертного советского паркета.


Кассовый зал — последнее помещение, использовавшееся по назначению и видевшее пассажиров.


В википедии можно прочесть, что «к началу 2000-х вокзал обслуживал только пригородные теплоходы на Судимирки и Моркино». В кассовом зале так и остались висеть схемы двух этих последних линий.


Идём наверх. По пути не покидало ощущение, что всё это можно восстановить.


Это, если я правильно запомнил, кухня ресторана.


Внутри «беседки» на крыше бегали официанты и выносили еду гостям.


Слева, за сине-жёлтой стеной, был крытый зал.


А справа, за окнами, — веранда. Выход был как раз между колоннами.


Колонны были, кстати, только со стороны реки.


Вид на стрелку и Екатерининскую церковь (1774–1781).


Удивительно ли, что вокзал обвалился, если всё дерево в колоннах сгнило?


Если сгнило всё дерево в перекрытиях, а осыпающаяся штукатурка уже не могла дать ему хоть какую-то защиту?


Гнильё годами опиралось на гнильё, так что исход был предсказуем. Но городским властям де́ла до этого не было. Думаю, наутро после обрушения многим в административных кабинетах было страшновато, но никому не было стыдно.


Не питаю особых надежд, что кто-то лишится своих постов, но, может, хотя бы здание отремонтируют. О плохом думать не хочется.


Хотел написать стандартное «рад, что успел увидеть вокзал до обрушения и что он останется у меня в памяти таким», но осёкся. Вот скажите, нормально ли это — считать, что тебе повезло, что ты увидел здание до того, как оно обрушилось? И запомнил его таким — облупленным, заброшенным, но хотя бы целым?

Про город расскажу как-нибудь в следующий раз.

P. S.: мало треша? Гляньте красивое видео последствий обвала — https://www.youtube.com/watch?v=yuvy62-Co0o.

Тэги: , , , , , .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.