Усинский тракт: от Кызыла до реки Ус

13–17 мая 2013 года

Достаточно бросить беглый взгляд на физическую карту Тувы и её окрестностей, чтобы предположить, что там красота. Мне довелось проехать от Абакана до Кызыла и обратно, и я вынужден эту догадку опровергнуть: там не красота, там — красотища.


Федеральная автодорога «Енисей», носящая одновременно ярлыки М54 и Р237, является логическим продолжением исторического Усинского тракта, связывавшего столицу Хакасии сначала с селом Усинским, затем с Кызылом, а сегодня и с Монголией. Удивительно, но этот торговый путь за 100 лет своего существования нисколько не потерял в значимости. В Туве за последний век почти ничего не изменилось: водного сообщения нет, железную дорогу не проложили, самолёты летают чуть-чуть чаще, чем ходят поезда, и для республики эта трасса не просто артерия — это аорта. Бо́льшую часть пути «Енисей» повторяет маршрут тракта, и движение мы начинаем от тувинской столицы.


По дороге из Абакана светило утреннее солнце, а обратный путь проходил в довольно пасмурный вечер, поэтому не удивляйтесь резкой смене погоды. Все снимки я делал на ходу из машины, и у меня было всего по одной попытке на каждый кадр, поэтому кое-что получилось не в фокусе, кое-что — с оконными бликами, но уникальность этих мест заслуживает быть показанной в любом виде.


Тракт пересекает Западный Саян от начала до конца, высота близлежащих гор достигает примерно двух с половиной километров. Та часть трассы, по которой я проехал, делится между Тувой и Красноярским краем в пропорции примерно 3:5, а в Хакасии лежат считанные её километры (тем не менее, и этот регион будет немного показан в следующем посте). Разницу между ними мы ещё почувствуем, а пока знакомимся с Тувой. Как я уже говорил, 80% территории республики занимают горы — уже упомянутый Западный Саян и отроги Алтая на юго-западе. Межгрядные котловины же представляют собой степь не хуже калмыцкой.


Всё вместе рождает потрясающую картину.


Хребтов здесь довольно много, но я буду отмечать только крупнейшие и красивейшие. Первой предстаёт Бегреда — гряда гор в снежных шапках. Мне несколько повезло со временем посещения: летом шапки Бегреды тают, так что вашему вниманию представлен самый эффектный вид.


Такое же название носит перевал, через заснеженные вершины, впрочем, не проходящий.


Наверху стоит буддийская ступа и привязаны ритуальные ленты — када́ки, а также флажки (хий-морины). Да, здесь есть где разбежаться «коням ветра».


Буддизм в Туве, как и в Бурятии, плотно перемешан с шаманизмом, поэтому наряду с традиционными буддийскими атрибутами (о них я подробней писал в посте про читинский дацан) встречаются традиционные шаманистские, такие как обоо — небольшие курганы из камней, отмечающие культовые места.


Спускаемся с перевала.


Вид на Бегреду отсюда просто фантастический. Видите реку у подножия гор? Это Большой Енисей, он спешит на встречу с Малым в Кызыле.


Безмолвное величие.


Много ли людей представляет, какие красоты скрываются в самом глухом углу страны?


Едем дальше.


Одно из главных богатств Тувы помимо природы — археологические находки. Древности отрывают повсюду, даже у шоссе что-то копают (экспедиции принадлежат строения в правой части кадра, за рядом деревьев).


«А люди-то тут есть?» — спросите вы и будете совершенно правы: пока жильё нам не попадалось. Первым встречается Суш — селение в 500 с небольшим жителей.


Чуть дальше от Кызыла стоит Ую́к (примерно 900 человек). Здешние деревни выглядят абсолютно одинаково, поэтому даже если я перепутаю парочку, никто не заметит.


Интересна одна особенность попадавшихся поселений: все они стоят чуть в стороне от трассы. Как мне кажется, в этом вся истинная тувинская сущность, всё их отношение к техническому прогрессу: надо вам дорогу проложить — прокладывайте, а я в сторонке постою.


Сейчас, когда принят проект железной дороги до Кызыла, многие местные жители ополчились против этой идеи: дорога-де попортит девственную природу этого края. Так что тувинский вагон остаёт от поезда во многом по собственному желанию. И только непосредственно глядя на защищаемые местными красоты, начинаешь видеть в таком поведении частичку рационального зерна.


Помимо пары-тройки сёл вдоль «Енисея» встречаются колхозные и прочие хозяйственные строения.


Многие коровники с виду заброшены, но скотина пасётся в степи в больших количествах. Иначе быть и не могло: без животноводства тут протянуть сложно.


Возвращаемся на маршрут.


Впереди нас уже ждёт Тура́н. Здесь проживает около пяти тысяч человек, это крупнейшее тувинское поселение на нашем пути.


Сегодня это райцентр, вернее, кожуу́нцентр — именно так называются районы республики. Туран носит звание города и является седьмым по величине населённым пунктом Тувы и центром Пий-Хемского кожууна по совместительству.


Основан он русскими поселенцами в 1885 году, то есть почти на 30 лет раньше Кызыла. Туран был первым городом на территории Тувы, считается самым русским городом республики, здесь была открыта первая русская школа региона (сохранилась), построен храм (восстановлен). Но увидеть с дороги ничего нельзя — как и соседи, Туран отодвинулся от трассы на минимальное безопасное расстояние.


На краю города стоит ещё один субурган, позади видна въездная стела.


Следующий участок дороги прямой как стрела, и в его конце видны дома следующего людского пристанища.


Это Шивили́г, село с тремя сотнями обитателей.


Жилища тут так же отпрянули от шоссе, как от чумной собаки. Единственным смелым оказался дом дорожно-контрольного пункта, у которого все водители сбрасывают скорость и накидывают ремни.


Это было последнее тувинское поселение на Усинском тракте. Раз уж скоро республика кончится, надо ещё немного сказать о её природе. Как гласит википедия, «на сравнительно небольшой территории [республики] можно увидеть все природные зоны Земли, за исключением саванн и влажных тропических лесов». Я, конечно, так глубоко изучить Туву не успел, но даже мне бросилось в глаза разнообразие форм, материалов и цветов рельефа. В качестве примера приведу четыре фотографии различных возвышенностей, сделанные за временной промежуток в 15 минут, кажется, в Турано-Уюкской котловине между Тураном и Шивилигом.





Глазу по пути действительно некогда отдохнуть: любой пейзаж притягивает.


Здесь Тува и заканчивается. Мы подъезжаем к Красноярскому краю. Виды меняются стремительно, но такого сегодня мы ещё не видели.


Мимоходом надо заметить, что дорога на подавляющей части своей протяжённости имеет вполне приличное покрытие. Издырявлен только участок на одном из перевалов, довольно опасный с виду. Вообще несмотря на небольшую загруженность трассы, столбики в память о разбившихся тут стоят повсюду. Немудрено: профиль дороги вряд ли добавит нашему человеку инстинкта самосохранения. Не сбросишь скорость в этом повороте — улетишь не в кювет, а во впадину между гор.


Для экстренных случаев в нескольких местах сделаны так называемые аварийно-улавливающие тупики: те, кто не успел подготовиться к крутому повороту, поедут в горочку по грунтовочке. Правда, сооружены они преимущественно на территории Красноярского края.


Он начинается от неожиданного въездного знака, установленного на перевале Нолёвка. Если бы я не видел надпись, счёл бы его каким-то тувинским памятником: дракон, два льва-охранника, кадаки.


Если Тува удивляет даже подготовленного путешественника, то край выглядит ровно так, как от него ожидаешь. Горы моментально зарастают до самых верхушек лиственницами, степь уходит — привет, Сибирь!


Но красоты не убавилось, она просто стала чуть другой.


Кое-где на склонах видны следы лесных пожаров.


Кстати говоря, у Красноярского края замечательная столица. Я был там ещё в 2011-м, но до сих пор считаю Красноярск одним из самых приятных наших городов.


Усинский тракт когда-то получил своё имя от реки Ус, текущей вдоль него на протяжении довольно долгого участка. Часть трассы от Шивилига примерно до появления в поле зрения Уса к исторической дороге отношения не имеет: этот отрезок огибает опасный перевал с говорящим названием Весёлый Косогор. Объездная дорога, вошедшая в М54, была открыта в 1996 году.


Здесь полно шустрых речек, но рассмотреть их проблематично — уж больно мелкие. Замечаешь только пригорки, говорящие о том, что впереди мост.


За вышеуказанной переправой через реку Арадан стоит одноимённый посёлок — первая населённая точка в Красноярском крае. Арадан был базой при строительстве дороги, сейчас же тут занимаются лесом. Сразу чувствуешь себя дома: посёлок нанизан на шоссе, как сосиска на шампур.


Однажды мой друг и товарищ по предыдущей работе летал в один отдалённый посёлок в Якутии. По возвращении на вопрос о своём пребывании там он ответил примерно следующее: «Иду я по улице, гляжу вокруг и понимаю, что я говно. Я бы там не смог». Очень знакомое для меня чувство. Часто я смотрю на все те интересные места, где приходится бывать, и думаю, что тоже не смог бы. Без 100-мегабитного интернета, без кофе на вынос, без незнакомцев на улицах. Но люди в таких глухих углах тоже бывают счастливы, растят детей. Загадка, которую можно решить, только родившись там.


Но я опять отвлёкся. Что ещё рассказать? Здешние дальнобойщики предпочитают американскую технику.


Здешняя фауна довольно смела.


Здешние пейзажи отчаянно красивы.


Нас снова настиг Ус.


На сей раз он задержался у дороги немного дольше, но в итоге всё же свернул в сторону. Хотя если быть точным, оттуда он как раз прибежал.


Движение по Красноярскому краю мы продолжим в следующей части.


А пока попрощаемся с Тувой. Надеюсь, несколько человек открыли для себя на карте новый интересный уголок.


 

 
Вся серия:
Кызыл
Усинский тракт:
→ Часть 1: от Кызыла до реки Ус
    Часть 2: от Уса до Абакана
Абакан

Тэги: , , , , , .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.