Казань: большая прогулка

4–5 мая 2011 года

Казань — большая и современная. Главный город Татарстана имеет официальное звание «третьей столицы России» до 2017 года. На то, чтобы прочувствовать казанскую столичность, у меня был целый день.


Поход я начал с достаточно удалённой от самого центра города улицы Вишневского, выведшей меня к улице Ершова, плавно переходящей в улицу Карла Маркса. Здесь установлен монумент умирающему солдату и стела. Солдат рукой указывает в направлении расположенного через дорогу кладбища, поэтому в народе скульптуру прозвали «Все там будем».


Уже на улице Маркса расположена Варваринская церковь (1907).


В городе много памятников историческим, культурным и всяким прочим деятелям. При этом вокруг многих из них раскинуты небольшие скверы или, как минимум, высажен ряд-другой ёлок, что несколько компенсирует недостаток деревьев в плотной городской застройке.
На фото — бюст Горькому на одноимённой улице.


Здания тут интересные и непохожие. Буквально через дорогу друг от друга стоят совершенно разные стилистически дома.



На улицу Горького меня занесло в поисках памятника водовозу. Не зря занесло: памятник аккуратный и детальный.


Возвращаемся на улицу Карла Маркса. Здесь образовалось небольшое студенческое гетто. Здание Казанского государственного аграрного университета выглядит как дворец средней руки.


Напротив него — одно из зданий Государственного технологического университета (КГТУ) с памятником Кирову в привычной позе и в привычных сапогах.


Следующие два дома — художественное училище и ещё один корпус КГТУ соответственно.



На другой стороне — более скромное Казанское хореографическое училище, построенное в 1906 году.


Рядом разбит очередной скверик с бюстом Льва Толстого.


Выходим на Большую Красную улицу. Она, как и большинство центральных улиц, застроена в основной массе невысокими старыми домами.


Часть зданий заброшена. Мне рассказали, что местные власти отдают предпринимателям исторические строения чуть ли не задаром с единственным условием — в обязательном порядке отреставрировать дом. В городе в 2013 году пройдёт летняя Универсиада, будет много гостей, и Казань должна предстать перед ними в лучшем виде. Начинание правильное и разумное, не сносить же такую красоту.


Завернув на улицу Пушкина и пройдя несколько административных зданий, попадаем на окраину богатого района города.


В Казани и обычные новостройки достаточно интересны и редко напоминают картонные коробки, а уж что говорить про элитное жильё.


Отсюда всего несколько десятков метров до реки Казанки, впадающей в Волгу. На берегу располагается Национальный культурный центр с установленной перед ним стелой «Хоррият». Скульптура девушки-птицы на вершине стелы символизирует независимость Татарстана. Мало того, Хоррият вращается, делая один оборот вокруг оси за час. В простонародии скульптуру называют Бэтменом.


К этому моменту погода, и до того не баловавшая солнцем и теплом, начала окончательно портиться. Сырой ветер с реки был подкреплён моросящим дождём. Видимость над Казанкой стала почти нулевой. Единственный плюс — капли, попавшие на объектив, смыли с линзы не замеченное мной пятно, испортившее несколько предыдущих снимков.
Вид на мост «Миллениум», построенный к тысячелетию Казани, отмечавшемуся в 2005 году. Мост вантовый, 45-метровый пилон выполнен в форме буквы М.


Топаем обратно на Большую Красную и движемся дальше.
Возвращаясь к теме местной архитектуры, нельзя не отметить ещё раз тот факт, что даже свежепостроенные здания выглядят очень приятно. Например, здание ФСБ выполнено во вполне стандартных прямоугольных чертах, но дополнено массой крупных и не очень деталей, благодаря которым внешний вид сразу перестаёт быть пресным.


Хотя старые всё равно интересней.



Также бросилось в глаза, что в Казани реформа милиции/полиции прошла быстрее, чем, наверное, где бы то ни было. Новое название встречается уже и на всех машинах, и даже на старых будках.



Ближе к концу, вернее, к началу улицы встречаем две церкви. Первая — это Крестовоздвиженский собор (1884).


Через три дома — церковь Параскевы Пятницы (1728).


Мы подошли к казанскому кремлю. Тогда здесь шёл ремонт кремлёвских стен, и почти все они были завешены зелёной сеткой и подпёрты строительными лесами. Исключение составляла лишь часть стены именно с этой стороны.


Картина «Взятие кремля».


В кремль мы вернёмся позже, а пока продолжим изучать казанские улицы. Заходим на Карла Маркса, которую прошли лишь наполовину.
Казань — город контрастов.


Интересных домиков тут много.




Очередной институт, на этот раз — Авиационный имени Туполева, расположенный в здании Императорской гимназии 1798 года.


Здание евангелистическо-лютеранского общества.


Примерно в середине улицы располагается площадь Свободы. Её пересекают и Большая Красная улица, и улица Дзержинского, но улица Маркса проходит через центр площади. Здесь, конечно же, установлен памятник Ленину, а за ним на фото видны городская ратуша (справа), концертный зал (в центре) и ещё какое-то административное здание.


На ратуше красивейшие держатели для флагов.


С другой стороны находятся парадные сталинские дома.


Штукатурка порой скрывает под собой страшные тайны.


Ленин смотрит на Академический театр оперы и балета имени Мусы Джалиля.


Здание театра по бокам украшают статуи Пушкина и Габдуллы Тукая, татарского поэта и литературного деятеля.



Вид на площадь от театра. На фоне — госсовет республики.


Татарский язык встречается на вывесках и в звуковой информации, но, как показалось, на улицах разговаривают на нём немногие.


Дальше по Карла Маркса в очередном дворцеподобном доме находится музей изобразительных искусств.


Самое интересное, что определить возраст подобных зданий очень сложно, так как общий стиль выдержан чётко.


Свернув здесь на улицу Муштари, попадаем к Лядскому саду, у которого установлен памятник поэту Державину, который, думается, никогда в жизни не одевался в тогу и сандалии.


Продолжаем движение вдоль сада по улице Горького. Отмечаем очередные нестандартные строения.


Причём в этих и подобных им домах чаще всего располагаются вполне обычные заведения. В том, что на верхнем снимке, находится аптека, а в нижнем, являющемся памятником архитектуры и построенном в 1905 году, — бизнес-центр и пивоварня.

Встречаются тут и спорные надписи.



Чуть дальше друг за другом расположены ещё два зелёных оазиса. Ленинский сад невелик, но в нём находится фонтан любви и памятник жертвам политических репрессий (на заднем плане), на котором на четырёх языках (английском, русском, татарском и то ли на идиш, то ли на иврите) написано «Прости».


Парк «Чёрное озеро» гораздо больше, но уныл до безобразия. Чтобы вы прочувствовали, на фото — то самое озеро.


Дождь к этому моменту уже перестал моросить и уже как с полчаса откровенно поливал. Где в Казани можно переждать ливень? В метро!


Казанский метрополитен был открыт также в год празднования тясячелетия города и за шесть лет удлинился на две станции. Всего в столице Татарстана их семь, и они, разумеется, расположены в одну линию (полезные замечания про казанский метрополитен можно прочесть в комментариях к этому посту).


Общей линии оформления указателей здесь нет, не считая табличек выходов в город.


Зашёл я около кремля, но времени (и желания обсохнуть) у меня было много, поэтому я проехал ветку до конца и оттуда начал экскурс.
Самой южной и предпоследней по новизне является станция «Проспект Победы».


Следующие пять станций были открыты одновременно с открытием всего метрополитена. Первая из них, «Горки», показалась самой интересной из всех.

Вообще все станции освещены очень слабо, везде полумрак. Ламп много, но половина из них выключена. Видимо, это объясняется тем, что народу в метро ездит не так много. Интервал между поездами в это время составлял 10–12 минут, в пиковые часы — 7 минут.

Станция «Аметьево» находится над землёй и слегка напоминает «Воробьёвы горы».


Стены «Суконной слободы» оформлены в виде оконных наличников.


«Площадь Габдуллы Тукая».


Панно на стенах и особенно подписи под ними порой поражают воображение.


На «Кремлёвской» ещё темнее, чем на остальных.


В вестибюле проходила выставка детских рисунков на тему 12 апреля.


На той стороне Казанки в декабре открылась самая новая и — наконец-то! — светлая станция «Козья слобода». Здесь и на «Кремлёвской» я увидел эскалаторы (на «Кремлёвской», правда, они были отключены).

Путь от «Козьей слободы» до «Проспекта Победы» составляет пятнадцать минут, но если выходить на каждой станции, эту дистанцию удастся преодолеть примерно за час.

На поверхности дождь почти прекратился, и, выйдя на «Кремлёвской», я пошёл глазеть на главную городскую достопримечательность и окрестности. Выход из метро украшен местным символом — змеем Зилантом.


Напротив кремля, на противоположной стороне площади Тысячелетия, находятся Центральный стадион, на котором выступает футбольный «Рубин», и цирк-летающая тарелка.



Убегающая в центр города часть площади переходит в Лево- и Право-Булачные улицы, но туда мы заглянем позже.


На кремлёвской стороне установлен памятник Благотворителю — местному меценату, оказывающему бескорыстную помощь детским домам.


Ну и, собственно, красавец-кремль.


Основной вход в крепость (кстати, бесплатный) расположен в башне, которая называется Спасской. Интересно, что Спасские башни есть в большинстве кремлей.


На внутренней территории находится просто потрясающей красоты мечеть Кул Шариф.


Мечеть, как и многое в Казани, была построена на месте разрушенной в 1552 [sic!] году войсками Ивана Грозного.


Высота основных минаретов — 58 метров. Кул Шариф — одна из крупнейших европейских мечетей.


Красота.


Рядышком — здание юнкерского училища (1840-е).


А прямо после мечети, на площадке, где установлен памятный камень с распоряжением строить Кул Шариф, находится самое романтичное рабочее место в мире.


Через арку выходим на главный проезд кремля и оглядываемся на вход.

Справа, в юнкерском здании — национальная художественная галерея «Хазине», слева — затянутое знакомой уже сеткой здание присутственных мест (конец XVIII—середина XIX века).

Если повернуться влево, в небольшом сквере увидим памятник кремлёвским зодчим. Заслужили, конечно.


Слева от памятника расположен Благовещенский собор — старейшее здание Казани, чья постройка датируется 1562 годом.


В жизни он красивее, чем на фото, но подобраться с другой стороны было нельзя.


Впрочем, красоту за заборами не спрячешь.


Та самая stairway to heaven?


Следующую достопримечательность не заметить невозможно. Во-первых, потому что она высокая (те же 58 метров), а во-вторых, потому что в облике кремля она не менее важна, чем Кул Шариф или Благовещенский собор. Речь, конечно же, о башне Сююмбике.


Не спешите ругать меня за очередной заваленный горизонт, тут я сработал чётко: шпиль башни имеет без малого двухметровое отклонение от вертикали. Кренится башня начиная со второй половины XVII века.


Ворота заслуживают отдельного снимка.


У подножия башни находится мавзолей татарских ханов (XV–XVI века) в двух частях. Первая расположена под открытым небом.


Вторая, если козырять умными словами с табличек, музеифицированная часть упакована под колпак и просматривается с трудом.


Вплотную к Сююмбике стоит Дворцовая церковь первой половины XVIII века. В ней сейчас расположен «музей истории государственности татарского народа и республики Татарстан».


С её крыльца открывается вид на площадь с фонтаном перед президентским (бывшим губернаторским) дворцом (1845–1848), в котором сидит президент Татарстана.


И на северный (справа) и главный корпуса Пушечного двора.


После Дворцовой церкви смотреть особо не на что. Здесь стоит отметить разве что Тайницкую башню.


А за кремлёвской стеной — река Казанка и мост через неё.


Кстати, на всех достопримечательностях кремля прикручены таблички с двухмерным кодом. Для иностранцев должно быть удобно, но поясняющий текст приведён только на русском.


Покидаем всю эту красоту через ворота в стене, над которыми привешены эмблемы ЮНЕСКО и его Всемирного наследия, в которое входит казанский кремль.


Перед Спасской башней установлен памятник Мусе Джалилю, рвущему на себе цепи. Если не знать, что это именно Джалиль, можно запросто решить, что памятник посвящён пролетариату.


Недалеко от входа за забором виднеются купола и колокольня Иоанно-Предтеченского мужского монастыря (1652).


А мы возвращаемся в город по Кремлёвской улице. Она тоже не обделена памятниками архитектуры: на фото Александровский (1880–1883) и Чернояровский (1901) пассажи.



Если свернуть на соседнюю улочку Мусы Джалиля, можно оказаться у выполненного в стиле барокко Петропавловского собора (1726).


Казанский федеральный университет напоминает мой родной МЭИ.


Пройдя мимо ещё нескольких институтов, попадаем к Петербургской улице. В Казани две пешеходные улицы, хотя чтобы попасть с одной на вторую, нужно всего лишь перейти по подземному переходу, являющемуся параллельно входом на станцию метро «Площадь Тукая». Петербургская является более удалённой от кремля и гораздо менее интересной. Даже ливнестоки все побиты.


На мосту через ничего левая львиная голова выдрана с корнем.


Создаётся ощущение, что улицу сделали, а чем-то привлекательным напичкать то ли забыли, то ли не успели. Ни беседка, внутри которой находится очередная капсула с посланием потомкам (заложена при строительстве метрополитена), ни тяжеловесные скамейки, на которых удобно сидеть только угловатым типам, особого внимания не заслуживают. Немножко разбавляют серость аккуратные метрошные венткиоски.


Что-то вроде памятника.


Улица заканчивается симпатичной беседкой, в которой пила пиво какая-то парочка.


Заворачиваем на улицу Айдинова и видим римско-католический храм Воздвижения святого креста.


Следом расположен Баскет-холл, где играет УНИКС.

Арена хоккейного «Ак Барса» находится на другой стороне Казанки, поэтому попадала только в следующий отчёт.

Тем временем прямо по курсу нарисовалось городское озеро Нижний Кабан (чуть дальше есть и Средний и Верхний). На ту сторону мы отправимся попозже, а пока протоколируем расположенную ниже по набережной Закабанную мечеть (1926).


Также на этом берегу озера находятся два парка. Первый, парк Тысячелетия, пустоват, зато даёт представление о мультирелигиозности Казани.

Купол справа от уже знакомого нам католического прихода принадлежит старообрядческой церкви Казанской иконы божией матери (1912), слева — собору Покрова пресвятой Богородицы (1909).

Во втором парке, который вообще-то никакой не парк, а сквер, установлен памятник Тукаю.


Выходим на улицу Пушкина, переходящую в улицу Татарстан, чтобы перейти на тот берег Нижнего Кабана. Отмечаем очередной институт, на этот раз гуманитарно-педагогический, с памятником местному композитору Сайдашеву и композицией «Ак Барс», который ни капельки не ак («ак» по-татарски означает «белый»).


На берегу расположен Татарский государственный академический театр имени Камала.


Рядом на площади — смертоносные фонтаны.


Строения на той стороне озера не такие ухоженные, как в центре, хотя и тут есть на что посмотреть. В шикарном здании располагается городская поликлиника. В голову не помещается, что городская поликлиника не серая и не прямоугольная.


Техникум лёгкой промышленности.


Если в центральной части города при всём разнообразии религиозных учреждений преобладали всё же православные церкви, то здесь явный крен в сторону мечетей , что неудивительно: мы в Татарской слободе. Рассмотрим самые интересные.
Та, что рядом с техникумом, называется Апанаевской. Построена она в 1769 году.


Как и в христианстве, в исламе существуют специальные учебные заведения — медресе. Одно из них находилось именно здесь.

Также интересно, что на этой табличке текст на татарском языке набран латиницей, а не кириллицей. Переход с одного письма на другое осуществлялся в 1930-е, но табличка явно новее.

На год позже Апанаевской построена другая, более известная мечеть города — Аль-Марджани. Минарет достроен в 1885 году.


Эта мечеть — единственная функционировавшая в Казани в советское время.


В мечети Нурулла (1849) на Московской улице сейчас располагаются какие-то магазины, а за забором видна откровенная помойка, хотя мечеть действующая.


Спешу обрадовать уставшего читателя: мы возвращаемся в центр города и совершаем последний рейд по второй, пока не изученной пешеходной улице, носящей фамилию Баумана, а исторически называвшейся Большой Проломной. Она, как я уже говорил, начинается от площади Тукая. Зашедший с этой стороны турист первым делом узнаёт, который час.


Практически тут же ГУМ и фонтан с водяной.


Водяная по невыясненным причинам в ужасе.


Если не брать в расчёт кремль, наибольшее впечатление в городе на меня произвела Богоявленская колокольня 1897 года постройки, располагающаяся как раз на улице Баумана.

Позади виден собор Богоявления (1741), а перед ними — первый в мире памятник уроженцу Казани Фёдору Шаляпину.

74-метровая колокольня видна практически с любого перекрёстка в центре. Вблизи кирпичная кладка выглядит так, что глаз не оторвёшь. Остаётся только удивляться, почему люди раньше с таким трепетом относились к постройке неоштукатуренных кирпичных строений, а сейчас…


У основания колокольни установлен фонтан с голубями.


По традиции интересно выглядит здание госбанка (1914).


Очередной представитель живности, попавшийся на глаза фонтанному скульптору.


Нулевой меридиан с отметками о расстояниях до различных городов мира.


Он установлен у совершенно убогого архитектурного памятника 30-х годов — Дома печати. Так в захолустных городах выглядят советские гостиницы или цеха какого-нибудь бетонного завода.


Дальше по улице установлена копия реальной кареты Екатерины II, в которой всегда кто-то фотографируется.


К Екатерине II имеет отношение и следующий памятник, посвящённый казанским котам. Царица во время визита в Казань подметила, что здесь нет мышей и привезла с собой в Петербург 30 местных возбудителей аллергии.


Этот памятник я поначалу проглядел. Виной тому расположенная слева от кота реставрируемая гостиница «Казань» (или «Казанское подворье»). Здание приняло окончательную форму в 1842 году, а до того состояло из трёх независимых домов.


Ощущение такое, как будто увидел поднятый со дна «Титаник».


Стоящие вдоль гостиницы вентиляционные киоски менее изящны, чем на Петербургской улице и несколько портят вид.


Если вглядеться в разбитые окошки напольных решёток, можно увидеть «нижний уровень» улицы. Я долгое время думал, что он имеет отношение к метро, но на самом деле оказалось, что это всего лишь нереализованная задумка подземного торгового центра.


В самом начале улицы, напротив какой-то руины и котлована, расположен Никольский кафедральный собор (1885).


Этим концом улица утыкается в кремль.


Примерно от места впадения Казанки в Волгу до озера Нижний Кабан через город течёт небольшая речка Булак, являющаяся разделителем Лево- и Право-Булачных улиц.


Если свернуть вправо с Лево-Булачной на улицу Камала и пройти до улицы Габдуллы Тукая, можно увидеть ещё одну мечеть — Султановскую (1868).


Эта часть города ещё менее прилизана, пустующих зданий здесь на порядок больше, а используемые не такие шикарные, хотя колорит всё равно чувствуется.


Впрочем, такого безобразия, как здесь, в центре всё же нет.


Вообще прогулки по городу затягивают. Доходишь до заранее отмеченного места и видишь, что метрах в трёхстах торчит минарет или колокольня. Плетёшься туда, а там история повторяется. Именно так я набрёл на Тихвинскую церковь (вторая половина XVIII века), которую изначально на картах не отмечал.


Время уже потихоньку поджимало. Последний взгляд на кремль.


Рядом с железнодорожным вокзалом расположено здание транспортной прокуратуры, перед которым развёрнут автовокзал.


Здание вокзала (1893) также красивое, кирпичное.


Вход охраняет сотрудник ЧОПа, усиленный двумя белыми барсами.


Такой город, как Казань, не может не понравиться. Интереснейшая архитектура, великолепный кремль, смешение разных культур и куча денег, угроханных на всё это, оставляют сильное впечатление. К 2013 году город окончательно должен стать конфеткой, и после Универсиады в него стоит съездить обязательно.

Тэги: , , , , , , .

Камменты:

  1. 1. “…Вообще все станции освещены очень слабо, везде полумрак. Ламп много, но половина из них выключена. Видимо, это объясняется тем…” – это объясняется желанием руководства “Метроэлектротранса” экономить, а не тем, что народу ездит мало, что не соответствует истине.
    2. “…что народу в метро ездит не так много….” – вот как раз-таки много для всего семи станций – 90 т. человек в сутки. Хоть линия и одна, но станции расположены настолько удачно, что метро пользуется спросом. Да, вне часа пик количество снижается, но в часы пик ты ездишь в мини-подобии Московского метро. И возросло количество перевозимых пассажиров как раз после открытия Козъей слободы, которая расположена в другой, разделённой части рекой Казанкой Казани. После открытия Проспекта Победы пассажиропоток был 30-32 т. в день, вплоть до открытия той же КС.
    3. “…Интервал между поездами в это время составлял 10–12 минут, в пиковые часы — 7 минут…” – это не совсем так. В час пик – интервал в районе пяти минуи. Вне часа пик – да, 10 минут где-то в среднем.
    4. “…«Площадь Габдуллы Тукая»…” – ну вполне можно было написать просто – Площадь Тукая. Так она тем более объявляется информатором в вагонах. Впрочем, вы так её и записали чуть ниже ))
    5. “…На «Кремлёвской» ещё темнее, чем на остальных…” – и стоит заметить, гораздо прохладнее.
    6. “…станция «Козья слобода». Здесь и на «Кремлёвской» я увидел эскалаторы (на «Кремлёвской», правда, они были отключены)…” – ну, вообще-то, эскалаторы есть ещё и на Проспекте Победы, причём работающие, поскольку, в отличие от Кремлёвской, лестниц у неё нет (поэтому и считают ненужным там их включать).
    7. “…Даже ливнестоки все побиты…” – не побиты, а просто не замененны. Проводился тендер и по идее, должны были бы их заменить к сегодняшнему дню.
    8. “…Создаётся ощущение, что улицу сделали, а чем-то привлекательным напичкать то ли забыли, то ли не успели…” – ну впечатление несколько ошибочное. Всё-таки улица достаточно целостно выглядит и мне чем-то напомнила Московский Старый Арбат.
    9. “…Вообще метро, проходящее, как вы уже поняли, ровно под этой улицей, заложено неглубоко…” – между Тукая и Козьей слободой тоннели метро проложены на глубине 20-25 метров, что достаточно немало для мелкого заложения (больше 25 метров уже считается глубоким заложением).
    10. “…Если вглядеться в разбитые окошки напольных решёток, можно увидеть «нижний уровень» улицы, который, очевидно, создан специально для метрошников…” – к метрошникам по виду обычный канализационный сток не имеет ровно никакого отношения.
    11. Странно, что вы никак не упомянули вкусную казанскую еду – к примеру, незабываемую сухую и вкусную лапшу и не менее знаменитые треугольники с картошкой и мясом (эчпочмаки).

    • 1. Хм, Казань — небедный город, несколько удивляет такая позиция в отношении городского транспорта, который в остальном вполне нормально исполнен и оснащён.
      2. В следующее посещение Казани ездил на «Козью слободу» утром в загруженный предрабочий час, плюс на учёбу спешили студенты Казанского энергетического университета, расположенного прямо у станции. Москву не вспоминал. Про малую загруженность, конечно, я не совсем справедлив, учитывая размах подземки, но тот факт, что каждый человек на входе на станцию проходит через рамку металлоискателя (коих всего две-три на вход) и при этом не создаёт затора позади, не позволяет мне сказать, что тут в метро ездит много народа. «Много» для такого скромного метрополитена — да, но «много» в общем понятии слова, укрепившемся в моей голове — однозначно нет.
      3. Информацию про часы пик брал из википедии, средний интервал в дневной период прикинул сам чисто эмпирически.
      4. Ну ладно, к словам-то не придирайтесь.
      5. Этой зимой я это явственней ощутил.
      6. Проглядел тамошние эскалаторы.
      7. К сожалению, зимой на Петербургскую зайти не успел, не видел, заменили ли.
      8. Много новостроя, где-то ещё строительство шло, из интересного на мой вкус — только беседка в конце улицы, поэтому и не понравилась. И Арбат я тоже не люблю.
      9. Моя ошибка.
      10. И здесь тоже. Это я, кстати, некоторое время назад сам узнал, но сразу исправить не мог, а впоследствии совершенно забыл. Вроде бы, этот уровень был изначально задуман как подземный торговый центр.
      В скобках поправился.
      11. В данный отчёт не попало ни слова про татарскую кухню потому, что я был настолько увлечён городом, что не выкроил времени для обеда. В следующий визит в Казань (в начале 2012 года, скоро будет и соответствующий очерк) я попробовал и лапшу, и эчпочмак, и чак-чак. Действительно, всё это приятные блюда, но идеальная для меня еда — у кавказцев. Испытал на себе все её прелести в дагестанском Дербенте, был совершенно счастлив.

    • 1. Да, Казань хоть и небедный город (ну всё же обеспеченность его выше, чем у многих других миллионников), но это не отменяет странное желание экономить на многом.
      2. Ну возможно, вы были в те дни, когда народу ездит не так мало. Да и стоит учитывать тот факт, что раньше и интервалы в час пик были не менее 12 минут, поскольку пока не пришли три новых поезда Русич (которые у вас на снимках), Вагонмашевских (таких белых номерных с занятной мордой) было всего четыре работающих (пятый был полуразобран и стоял в депо долгое время) – интервал уменьшить было невозможно.
      3. Ну насчёт Википедии – я к ней отношусь скептически.
      11. Кавказская еда пожалуй, неплохая, но всё же несколько более тяжеловатая )) В Казани я вспомнил хоть, какое на вкус должно быть настоящее мясо, а то в Москве уже забыл это…

    • 2. Вагонмашевские поезда, кстати, заснял только во второе посещение, хотя и в первое ездил в них.
      3. Я тоже обычно стараюсь найти хотя бы два источника, но иногда встречается информация, которую не получается перепроверить.
      11. На вкус и цвет. Про мясо трудно не согласиться.

  2. Anonymous

    “это не отменяет странное желание экономить на многом”

    Все ради того чтобы доложить: “За последние 10 лет в Татарстане были реализованы две программы энергосбережения. Их итогом стало то, что энергоемкость ВРП была снижена на 40%. По показателям текущего года деятельность в сфере энергосбережения остается высокоэффективной”(с). Метрополитен вносит свою лепту таким вот образом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.