Калининград: север

2–3 февраля 2012 года

Итак, продолжая осмотр Калининграда, мы пересекаем Новую Преголю по Деревянному мосту.


Он, как видно из предыдущего снимка, открыт для трамвайного движения. Таких мостов в городе всего два: Деревянный и показанный в первой части Высокий, причём оба разводные. Деревянный старше своего товарища на несколько десятков лет, поэтому и шума при прохождении трамвая создаёт поболее, что, однако, нисколько не мешает кормящимся под ним птицам.


Над трамваем на первом снимке гордо парит знаменитый калининградский долгострой — Дом Советов. Строительство было начато аж в 1970 году, по ходу пьесы возникали трудности различного характера, а вплоть до празднования 750-летия города в 2005 году оно стояло невыкрашенным, блистая на солнце прекрасными бетонными боками. В итоге до сих пор не только не окончено само здание, но и не определены его собственник и, как следствие, судьба.


Один из вариантов развития событий — снос этого оригинального произведения советского зодчества и восстановление на его месте Кёнигсбергского за́мка. Замок, которому основательно досталось во времена бомбардировок города во Вторую мировую, простоял руинами до 1967 года, после чего был снесён. На юго-восточном углу территории замка и вырос Дом Советов, около которого теперь пытаются откопать хоть что-нибудь, что сохранилось от главного укрепления Кёнигсберга.


Отправляемся на восток по Московскому проспекту. Мемориал в память о моряках-балтийцах около Деревянного моста.


Панельный дом на заднем плане — здание для проспекта более чем типичное. К сожалению, как я уже говорил, советская власть совсем не озаботилась парадным видом Калининграда: центральные улицы выглядят как спальный район.


Современных зданий, хоть как-то бы разбавивших унылую картинку, вдоль проспекта я тоже не заметил. В итоге, пройдя полтора километра до следующей интересовавшей меня точки, я увидел ровно четыре заслуживающих упоминания объекта. Первый, как бы это странно ни звучало, — это Второй эстакадный мост. Здесь он заканчивается.


Это, если вы забыли, тот самый мост, который идёт над Октябрьским островом. Его длина — немногим менее двух километров. В общем, решение довольно оригинальное.


Мост выходит на улицу 9 Апреля. В этот день в мире происходило много замечательных событий, например, в 1699-м Пётр I издал указ «О наблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помёту на улицы и переулки», а в 1930-м в Нью-Йорке наладили первый видеотелефон, но название улицы связано с датой капитуляции Кёнигсберга. На улице находится второй привлёкший внимание объект — здание сельскохозяйственного кредитного банка «Восточно-Прусский ландшафт» (1899). Напоминает наши фабрики рубежа XIX–XX веков.


Объект №3, Уланд-шуле — немецкая школа постройки 1895–1896 годов.


Последний, четвёртый, мной не идентифицирован, но однозначно немецких кровей: такое разнообразие окон у нас не встречается (разве что в новострое Кисловодска).


Шёл же я к очередному фортификационному сооружению, Закхаймским воротам (середина XIX века), главное отличие которых — наличие недекоративных башен. В этих воротах, до 2006 года служивших складом, по проекту создадут музей метрологии.


Рядом с ними находится старейшее гражданское здание города, бывший Королевский сиротский дом (1701–1703), но оно обезличено до такой степени, что я даже внимания на него не обратил (а о существовании узнал только готовя этот отчёт). Дом находится на улице Литовский вал, пересечение которого с Московским проспектом и венчают Закхаймские ворота.


На Литовский вал мы и сворачиваем, благо это одна из интереснейших улиц Калининграда. После бесконечного, казалось, ряда панельных уродцев Московского проспекта, очутиться здесь было весьма и весьма приятно.


Правда, так выглядит только нечётная сторона улицы. На чётной те же советские дома и одно российское.


Тем не менее, улица хороша. Глаз отдыхает на неброских немецких домиках.



Если бы по пути в аэропорт таксист не провёз меня через улицу Тельмана, в которую я немедленно влюбился, я бы решил, что это наиболее цельно сохранившийся кусочек жилого Кёнигсберга.


Выше по улице представлены уже, в основном, всяческие боевые укрепления. Нынешнее название улица получила, когда пруссаки решили этот самый вал насыпать и укрепить (произошло это в 1626–1634 годах). Вал вместе с несохранившимися земляными бастионами и деревянными воротами входил в первый оборонительный обвод Кёнигсберга. Второй обвод, к которому принадлежат все городские ворота, был сооружён в 1843–1859 годах и здесь совпал с периметром первого. При строительстве новой оборонительной цепи вал был переоборудован более увесистыми сооружениями, многие из которых дожили до наших дней. Редюит бастиона «Купфертайх» (1853–1856).


Через дорогу от него — самые известные из городских ворот, Королевские. В нынешнем виде они были возведены в 1843–1850 годах, хотя въезд в город здесь появился ещё при постройке первого обвода.


Со времени превращения Кёнигсберга в Калининград и до начала 2000-х ворота были практически бесхозны. Барельефы фактического основателя короля Чехии Оттакара II (слева), в честь которого, скорее всего, город и получил своё название («Königsberg» в переводе с немецкого — «королевская гора»), прусского короля Фридриха I (в центре) и прусского же герцога Альбрехта I в советское время были обезглавлены. Восстановлены ворота были также к 2005 году, и в них очередной музей.


Прямо за ними и начинается собственно вал — единственная уцелевшая часть первого обвода Кёнигсберга.


Используется он достаточно вольно.



Кое-где вообще не используется, несмотря на кажущуюся сохранность внутренних сооружений.


Вдоль вала продолжают встречаться интереснейшие постройки. Отлично сохранившийся, но пустующий бастион «Грольман» (1851), по форме напоминающий букву D…


…и совершенно фантастическая оборонительная казарма «Кронпринц» (1843–1848) напротив него. Со стороны Литовского вала оценить масштаб крайне затруднительно.


Поэтому обходим её мимо памятника калининградскому рыбаку.


Казарма сбоку. Длина этой стены — около 100 метров.


Наконец, вид от угловой башни. В кадре примерно половина постройки.


То, что на предыдущем снимке кажется дальним правым углом, на самом деле середина стены. По некоторой найденной мной информации, центральная башня-редан старше казармы и построена в XVIII веке как часть некоей крепости, но по этому поводу есть определённые сомнения.


Вид из двора. Башня не используется. Надпись внизу отзеркалена.


Ворота во внутренний двор сохранили остатки некоего механизма: то ли просто закрывающих створок, то ли моста через ров.


Сама казарма была первым построенным укреплением второго оборонительного обвода. Сейчас в ней размещаются несколько десятков всяческих фирм и жилые помещения. Двор колоритен до одури.


После казармы на Литовском валу кроме самого вала ничего примечательного не обнаружено. А скоро заканчивается и насыпь, с начала 1910-х превращённая в большую клумбу для деревьев. Вообще Калининград даже зимой не даёт усомниться в своём статусе одного из самых «зелёных» городов страны.


Эта оконечность вала также была подпёрта бастионом. От «Обертайха» (1843–1860) сохранился лишь редюит.


Литовский вал после перекрёстка с улицей Александра Невского переходит в улицу Черняховского. На Невского я не заходил, ограничившись снимками строящегося храма-часовни Татианы…


…и непонятной пары домов позади него. Что строят, подсказывайте.


На Черняховского находятся очередные городские ворота, Росгартенские (1852–1855). После войны были восстановлены и заняты рестораном «Солнечный камень», который находится в воротах и по сей день.


Над главной аркой — два медальона с изображениями Шарнхорста и Гнейзенау, прусских генералов времён наполеоновских войн.


Росгартенские ворота образуют единое укрепление с башней «Дона», в которой находится известный Музей янтаря.


Башня построена в 1852 году и носит имя ещё одного генерала, отличившегося в войнах с наполеоновской армией. От проезжей части она отделена остатками старой стены.


А от наскоков воинствующих соседей — рвом, тянущимся вдоль всего Литовского вала до самой Преголи. Соответственно, где ров, там и мост.


С другой стороны башни также имеется мост, перекинутый от внутренней стороны Росгартенских ворот.


Ров берёт начало в Верхнем озере, на берегу которого и находится башня.


Рядом с ней выросла новая высотка…


…и потихоньку растёт стилизация под немецкую фортификацию.


Лёд Верхнего, как и прегольский, не очень щедро присыпан снегом, поэтому закатная картинка приятна даже зимой.


Движемся дальше по Черняховского. Улица также не балует цельным образом, основа застройки — облагороженные советские здания и торговые центры.


Исторические вкрапления представлены парой зданий. Казармы Врангельского кирасирского полка (1870).


Вид с тыла. Сегодня в казармах тоже офисы и магазины.


Северная пожарная часть (начало XX века) занята гаишниками.


Чуть в стороне находится вторая сохранившаяся башня кёнигсбергских укреплений, «Врангель».


Башня была построена в 1853 году на берегу Верхнего озера напротив «Доны». Около неё также сохранился участок стены.


В настоящее время внутреннее пространство используется под антикварный магазин и кафе.


Рядом с ней находится рынок, но в это время он был уже безлюден.


Пора было идти ближе к ночлегу. Путь пролегал через застроенные хрущобами кварталы Пролетарской улицы.


Пару раз попадались довольно приятные современные постройки в немецком стиле.



А закончился день около ТРЦ «Калининград Плаза».


На следующее утро я отправился в область (о ней тоже скоро расскажу), чтобы во второй половине дня вернуться в Калининград и досмотреть всё, что планировал. Вокзал, Бранденбургские ворота и остатки Фридрихсбургской крепости я показал в первой части рассказа о городе, здесь же освещу то, что находится за Преголей. Начну с ещё одного необычного моста через реку, Двухъярусного.


Это последний по ходу течения Преголи мост, за ним начинается калининградский порт, а через несколько километров — Калининградский залив.


Первый железнодорожный мост через Преголю построили в 1863–1865 годах, но находился он чуть выше по течению. Сейчас от него остались лишь две опоры посреди русла, похожие на дозорные вышки, и секции, соединяющие их с берегами. Средняя часть, бывшая поворотной, снята и брошена на северном берегу.


В 1926 году был построен новый железнодорожный мост, как и старый, оснащённый поворотной средней секцией, но в войну он был разрушен. Железнодорожное сообщение наладили уже в 1949-м, а окончательно сегодняшний вид Двухъярусный принял при модернизации 1959–1965 годов. На первый взгляд, мост чудной и нескладный, но издалека смотрится совсем по-другому.


На самом мосту тоже нашлась классная деталь.


Нижний ярус предназначен для машин и пешеходов, по верхнему ездят поезда. Механизм разводки не похож ни на использовавшийся до войны, ни на питерский: средняя часть моста поднимается горизонтально, чему способствуют две башни. Высота подъёма — около 50 метров, поэтому, несмотря на полное отсутствие зазора между секциями, под ним могут проплыть даже крупные суда.


Около моста из Преголи торчат «связки» брёвен, напоминающие старые опоры, но, скорее всего, они нужны для предохранения башен в период ледохода.


Вид с моста в сторону острова Канта.


Здание в центре предыдущего кадра — администрация морского порта.


За ней расположены музей «Морской Кёнигсберг-Калининград» и знаменитый Музей мирового океана. На музеи времени, по традиции, не было, поэтому осмотрел, да и то бегло, только уличную часть экспозиции — корабли, стоящие на приколе у берега реки. Самый внушительный по количеству внешних наворотов — «Космонавт Виктор Пацаев». Это построенный в 1968 году лесовоз «Семён Косинов», через десять лет переоборудованный в научно-исследовательское судно, занимавшееся радиосвязью с космосом. Ходил он до 1994 года, а в 2001-м пришвартовался здесь.


Позади «Космонавта» стоит самое крупное в мире научное судно «Витязь». С закрученной историей его передач, переименований и смены предназначений можете ознакомиться самостоятельно, я лишь скажу, что он был построен в 1939 году немцами, а на научной службе Советского Союза состоял в 1949–1979 годах и занимался океанологией.


Ещё два экспоната — дизель-электрическая подводная лодка Б-413 (1968), бывавшая на Кубе и у берегов Африки, и рыболовный траулер СРТ-129 (1950-е), эксплуатировавшийся ВМФ.


Далее вдоль берега находятся два памятника: Николаю Чудотворцу и пионерам освоения Атлантики.


На их фоне справа виден дворец спорта «Юность», после которого мы попадаем к зданиям Ростелекома, «Калининград Плазы» и гостиницы «Калининград».


Но эту часть мы уже видели, поэтому возвращаемся к Двухъярусному мосту и отправляемся на Гвардейский проспект, внезапно для меня оказавшийся пешеходным. На нём, согласно моей карте, располагались сразу двое городских ворот, Железнодорожные и Аусфальские. Я прошёл проспект до пересечения с Горной улицей, а увидел только часовню святого Георгия.


Оказалось, что это и есть Аусфальские ворота (1866), сильно перестроенные и спрятанные ниже уровня соседних улиц.


Сразу стало ясно, где искать их соседей.


Железнодорожные (1866–1869) находятся под Гвардейским проспектом. Как и Аусфальские, сегодня не используются, но предполагается, что вместе с мемориалом 1200 гвардейцам, частично показанным выше, составят некий военно-исторический комплекс.


Параллельно пешеходной части Гвардейского проспекта идёт улица Генерала Буткова, на которой тоже есть пара экспонатов немецкой эпохи: некая башня при училище МВД и жилой домик.



Но в целом картина та же: редкие довоенные элементы окружены унылой советской застройкой.


Идём дальше по ставшему проезжим Гвардейскому проспекту. Здесь находится Астрономический бастион (1855–1860), от которого также остался только редюит.


Бастион входил во второй обвод, а после войны в нём размещался ОМОН. Сейчас, кажется, пустует.


Некоторое время после бастиона по сторонам проспекта встречаются только памятники.


Зато потом он выводит сначала к зданию учреждения почтово-кассовых расчётов (1924–1926)…


…а затем и к площади Победы, центральной в городе. По периметру, как полагается, — несколько солидных построек, но ни одного памятника Ленину. Администрация Калининграда занимает то же здание (1923), в каком сидела администрация Кёнигсберга.


Напротив установлена стела «Великой Победе посвящается», а вдаль убегает Ленинский проспект.


Если продолжать крутить головой против часовой стрелки, в поле зрения попадает кафедральный собор Христа Спасителя (2004–2006).


Следующее здание — бывший Северный железнодорожный вокзал (1930), после войны ставший Межрейсовым домом моряков, а сейчас превратившийся в Калининградский деловой центр. Справа торчит башенка ТЦ «Калининградский пассаж».


Сам Северный вокзал теперь ютится на задворках этого гиганта в скромном зданьице. Отсюда уже давно курсируют только внутриобластные поезда.


Крутимся дальше и видим одно из зданий (не основное) комплекса земельного и административного суда (1932), ныне Калининградский государственный технический университет.


Если пройти далее по проспекту Мира, можно увидеть и основное здание, но я свернул на север, на Советский проспект.


А затем, после университета, влево на Генделя. Здесь нашёлся ещё один приятный визуально кусочек Кёнигсберга. Здание тюрьмы при суде (1933).


А следующий дом по Советскому, пожалуй, может поспорить с показанной в первом отчёте биржей за звание красивейшего в городе.


Это управление ФСБ, занявшее бывший полицайпрезидиум (1912–1924).


Входная группа.


Отсюда я отправился в аэропорт «Храброво». Обычно показывают его цивильную сторону, отделанную ярким рыжим пластиком, потому как главный фасад слишком красив для неподготовленных глаз. Но я удержаться не могу.


Несмотря на лёгкое разочарование от засилья советской, с позволения сказать, архитектуры, Калининград понравился. От Пруссии тут, конечно, осталось не так много, как хочется увидеть, но то, что осталось, очень и очень интересно.


К тому же город очевидно хорошеет. Пусть пока и не все постройки при деле, но посмотрите, сколько планов по реконструкции и улучшению городской среды уже разработано. Это действительно здорово.


Так что я непременно хочу вернуться сюда с более подробной экскурсией.


Напоминаю, что на этом рассказ о Калининграде не заканчивается: впереди будет ещё одна часть, в которой я попытаюсь показать те мелочи, благодаря которым Калининград ещё сильнее выделяется среди российских городов.

 

 
Вся серия:
Калининград:
    Часть 1: юг
→ Часть 2: север
    Часть 3: особенности
Ушаково:
    Бранденбургские кирха и за́мок

Тэги: , , , .

Камменты:

  1. Anonymous

    Оторвать бы руки этим “моспроекторам”…

    • После победы в войне возвращать утраченный вид Калининграду для Союза означало проявлять некое уважение к побеждённому народу-агрессору. А отсутствие приличной советской застройки (тех же сталинок), как я думаю, связано с полузакрытым статусом города в послевоенную эпоху.

  2. Спасибо, Антон, за такой полезный, подробный комментарий о нашем городе, да ещё такие хорошие фотографии! Я родилась и живу в Калининграде, но столько не знала о нём, сколько узнал ты за короткое путешествие. В детстве мы с друзьями бегали по этому бастиону “Грольман”, что тянется от Королевских ворот до бастиона Обертайх, поскольку жили рядом. Гуляли по заброшенному немецкому кладбищу, которое находилось с другой стороны бастиона, по весне собирали там ландыши… На красивых гранитных и мраморных надгробьях читали немецкие фамилии и даты жизни похороненных на этом кладбище 18-19 веков. Позднее всё кладбище было перекопано советскими “золотоискателями”, надгробья и памятники расхищены, поскольку кладбище было бесхозным, считалось просто парком. Наиболее предприимчивые жители соседних домов разбили на месте кладбища огороды.
    Мы в конце 60-х – начале 70-х играли в разрушенных во время войны и ещё не восстановленных домах, строили там штабы. На одном доме даже берёзка выросла на верхнем этаже, пробитом бомбой…
    Ну, это так, ностальгия…
    А вот сейчас я стала интересоваться историей своего края и в интернете искать информацию, таким образом вышла на твой блог. Многие фотографии себе сохранила. Я до этого находила много других фотографий, но очень мало таких качественных, как у тебя. К тому же, на них нет водяных знаков.
    И подробное описание всех мест, где ты побывал в нашем городе, даже побудило меня создать что-нибудь подобное, но не просто фотографии и комментарии к ним, а создать видео со слайд-шоу. Я, в общем-то, для этой цели и искала материал.
    Спасибо огромное за такой ценный материал!
    С благодарностью и наилучшими пожеланиями – Ирина Михайловна Науменя.

    • Какой приятный комментарий, спасибо!
      На самом деле Калининград с областью — настоящее сокровище, изучать можно очень долго, чем многие и занимаются. Я же заехал на пару дней и пробежался, по сути, лишь по части основных достопримечательностей, поэтому на особенную полноту и историческую глубину рассказа не претендую.
      Могу порекомендовать вам довольно свежий материал одного хорошего путешественника. Оттуда вы узнаете гораздо больше про свой город и регион:

      http://varandej.livejournal.com/538485.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.