Барнаул

14–18 июля 2014 года, 22–25 декабря 2015 года

Столица Алтайского края — город неоднозначный. Название на слуху, но что-то конкретное о нём могут сказать немногие. Те, кто Барнаул таки посетил, отметят, что город имеет явно выраженные уральские черты, хотя вокруг самая настоящая


Я бывал здесь дважды, в разные времена года и в разных частях центра. Был я и во всех крупных соседях, и о них у меня сложилось вполне конкретное мнение: Томск великолепен, Кемерово — город насквозь советский, но очень и очень приятный, а вот Новосибирск весьма сер (о нём будет следующий рассказ). О Барнауле же я не могу твёрдо сказать, понравился мне он или нет. Здесь живость и общая аккуратность сочетаются с точечной безалаберностью, портящей впечатление от города. Как автор я стал ленив и малопроизводителен, и с момента моего последнего посещения города прошло уже целых три года. Это даёт мне право искренне надеяться (и, как показывает практика, небеспочвенно), что хотя бы часть показанных барнаульских косяков за прошедшее время ушла в прошлое и город похорошел. Пока же честь проверить это мне не выпала, и я показываю то, что видел когда-то своими глазами.


Начну с транспорта. Город обслуживает аэропорт имени Германа Титова. Второй человек в космосе родился в Алтайском крае, в ста километрах от Барнаула. Сама воздушная гавань вполне приличная, но крупное новосибирское «Толмачёво» не даёт развить тут что-то большее, нежели несколько рейсов в Москву и Питер, на юга и в пару сибирских городов-соседей. Шутка ли, в своё первое посещение Барнаула я прилетал и улетал именно из Новосиба: даже с учётом такси между городами так выходило значительно дешевле.


Конечно, в большом сибирском городе есть и железная дорога: здесь проходит Южный ход Транссиба. Новое здание вокзала построено в 1958 году и выглядит неинтересно. Есть по соседству и средней красоты старый вокзал, и даже предреволюционное веерное депо, но их я не заснял. На площади перед вокзалом — монумент Победы.


Ко времени прихода первого поезда Барнаулу было уже почти двести лет, и железная дорога, как это бывает, прошла не через историческую часть города, сформировав второй центр. До того важнейшей транспортной артерией была Обь. Сейчас её значимость уже не та, но тем не менее с угрюмого речного вокзала (серое здание с надписью «Барнаул», 1985) до сих пор отправляются рейсовые суда в соседние посёлки.


Таким образом, центр Барнаула сегодня представляет собой «гантелю», расстояние между грузами которой — Привокзальной площадью и площадью Баварина с речным портом — составляет около четырёх километров. В городе три троллейбусных и девять трамвайных маршрутов, но ничего интересного про них я вам не поведаю. Разве что покажу красивую старую диспетчерскую на конечной трамвая.


А сказать хочется об автобусах. После Перми Барнаул стал вторым крупным городом, где меня ждали девяностые. Списанные разноцветные европейские мерседесы с гордым триколором на лбу.


Их состояние здесь получше, но встречались и перекошенные экспонаты со старыми наклейками. Очень надеюсь, что сегодня этого безобразия на улицах Барнаула не осталось.


Плавно переходим непосредственно к городу, и начинаем наш путь от железнодорожного вокзала. Здесь внимание привлекает симпатичная сталинка с часами, стоящая рядом с уже показанным мемориалом Победы.


Прилегающие к вокзалу кварталы — почти сплошь позднесоветское жильё, поэтому самым броским зданием здесь является вычурный новострой на Молодёжной улице. Аляповатые дома российских лет — тоже своего рода визитная карточка города, хотя и здесь, по счастью, Барнаул до Перми не дотянулся.


Между Социалистическим проспектом и проспектом Ленина находится большая площадь. Вернее, площадей формально даже две: Советов и Сахарова. Первая — условно административная, к ней мы отнесём Дом Советов 1960-х годов и памятник Ленину…


…а также корпус Алтайского госуниверситета.


Ко второй — Алтайский краевой драмтеатр имени Шукшина (1979)…


…и развлекательный парк «Барнаульская крепость» с типичным для Сибири ледяным городком — прекраснейшей зимней традицией.


К оформлению подошли с юмором.


Спешу обрадовать читателя — унылые зимние фотографии закончились, так как в тот приезд я до исторического центра не добрался. Дальше на снимках будет цветущее лето-2014. Движемся по главной улице Барнаула — проспекту Ленина. Слева виден кусочек АлтГУ, а справа — череда приятных сталинок. Ближняя к вокзалу часть проспекта получила своё оформление в 1950-е.


Самый известный экспонат того времени — Дом под шпилем (1953–1956), расположенный неподалёку от Привокзальной площади.


Один из его соседей — недостроенный художественный музей. Старое здание снесли ещё в 2012 году, и я полагал, что за время, прошедшее с момента моей поездки, новое здание уже сдадут. Однако ему не везёт с застройщиками, поэтому и сегодня оно выглядит почти так же, как в 2014-м. Перед музеем стоит памятник крестьянам — переселенцам на Алтай, установленный вместо очередного Ильича.


Прилегающие кварталы — царство приятных сталинок.


Со своими шедеврами.


В застройку вклиниваются и другие здания. Почтамт неопределённого возраста, скорее всего, из конца 1980-х — начала 1990-х.


Современный офисный центр «Проспект».


Никольская церковь — первый предвестник приближающегося исторического центра. Она построена в 1904–1906 годах по типовому проекту военных церквей — в казармах за углом был расквартирован Барнаульский полк.


Рядом — самый известный из барнаульских новостроев, комплекс «Три богатыря» (2000).


Ещё один монстр с Социалистического проспекта.


Закроем эту печальную тему панорамой.


А на проспекте Ленина начинается наиболее интересная часть. Бывший крайком КПСС (1930–1941), сейчас занятый краевым судом.


Гостиница «Алтай» (1941).


Ниже, в сторону Оби, начинается исторический центр. Вообще в Барнауле он не очень цельный, и главная причина тому — грандиозный пожар 1917 года, выжегший значительную часть центра, а также последовавшие за ним революция и Гражданская война, не способствовавшие быстрому восстановлению города. В правой части кадра — полицейское управление.


Чуть дальше — знаковое здание, дом начальника Алтайского горного округа (1827). Здесь, на тогдашней Московской улице, жили горнозаводчики: сначала Фролов, а затем Аносов. Вообще история Барнаула во многом схожа с историей уральских городов-заводов, но об этом чуть позже. Пока же отмечу, что этот дом также пострадал в пожаре и был перестроен в раннесоветские годы — отсюда серпы с молотами и характе́рный рабочий на фронтоне. Сейчас тут горадминистрация и дума.


Через дорогу — бывшее духовное училище (1869).


Усадьба купца Полякова, она же Красный магазин (1913).


Городская дума (1914–1916). Интересно, что чиновники тех лет размещались на втором этаже, а первый был торговым.


Перспектива проспекта.


Проспект выводит на Новый мост через Обь. Он был построен в 1997 году и, как и старый Коммунальный мост ниже по течению, уходит к Чуйскому тракту.


По одну сторону моста — уже показанный мной речпорт и растущие за ним бизнес-центр «Парус» и свежие высотки.


По другую — Нагорный парк с одной из самых знаменитых достопримечательностей города, надписью «Барнаул». Когда меня спрашивают про Барнаул, я говорю, что там как в Голливуде, только ещё могучая сибирская река впридачу.


Казалось бы, действующий порт, вода, парк — есть все условия для отличной набережной. Но нет.


Судя по панорамам в гугле, набережная выглядит так же и сегодня. В общем, это одно из последних мест в Барнауле, куда хочется пойти погулять.


Пара видов без комментариев.



С моста открываются хорошие виды на город, один из которых я уже показывал выше. Отсюда же рассмотрим и Знаменскую церковь (1853–1858), в советские годы лишённую главок и колокольни.


Мимо неё выходим к наиболее интересной части Барнаула: улицам, лежащим между Красноармейским проспектом и проспектом Ленина. Первая из них, заслуживающая пристального внимания, — улица Анатолия, проходящая мимо гостиницы «Алтай». Странным именем она обязана подпольной кличке местного революционера, но хороша, конечно, не этим.


К счастью, несмотря на пожары, в Барнауле сохранилась часть деревянной застройки начала XX века, и добрая половина шедевров стоит именно на Анатолия. Дом писателей, он же дом литераторов имени Шукшина.


Красивейший модерновый домик с надписью «Дом архитектора» на самом деле был выстроен в 1909 году для местного врача, а Союзу архитекторов он перешёл уже в советское время.


А вот его сосед принадлежал уже настоящему архитектору Носовичу, который построил его для себя в 1907–1908 годах, причём в другом месте. В 1929 году архитектор бежал в Польшу от репрессий, дом лишился хозяина и долгие годы стоял в запущенном состоянии. Информация в интернете разнится: то ли он был полностью заброшен, то ли последовательно вмещал в себя коммуналки, тубдиспансеры и похожие приятные заведения, но в конце 1980-х его решили снести. Общественность возмутилась, и в итоге стороны пришли к компромиссному решению — дом снесли, но пообещали воссоздать на новом месте. Процесс восстановления растянулся почти на пятнадцать лет, но всё-таки завершился вполне успешно. Встречается информация, что реплика дома ушла от оригинала в части размеров одноэтажной части, но, судя по старой фотографии, это не совсем так.


На улицы, параллельные Анатолия, заглянуть тоже сто́ит. Улица Пушкина с памятником репрессированным и деревянным домом.


Сохранившая купеческую застройку, но наглухо завешанная рекламой улица Льва Толстого. Самое внушительное здание в кадре — магазин знаменитого купца Второва (середина XIX века), чьи пассажи встречаются во многих сибирских городах, например, в Чите.


Полузаброшенная Мало-Тобольская, вяло превращаемая в пешеходную зону.


Скучный шумный Красноармейский проспект, на котором стоит жемчужина деревянного зодчества — дом купца Шадрина начала XX века. Такой не затерялся бы и в Томске.


Дом также пострадал в пожаре, но не в 1917-м, а в 1976-м. Сейчас вроде бы ведётся реконструкция, и было бы здорово, если бы не забыли и про ограду с воротами.


Неподалёку отсюда находится и самый ценный исторический кусочек Барнаула, лежащий на улице Ползунова и в её окрестностях. Этот сибирский город имеет по-настоящему уральское происхождение: он вырос в 1730-х вокруг сереброплавильного завода, да не чьего-нибудь, а самого Акинфия Демидова. Колывано-Воскресенские заводы поначалу управлялись из нынешнего села Колывани, но в 1748 году администрация переехала сюда. С конца XVIII века уцелело здание канцелярии Колывано-Воскресенских заводов, а позади него — частично сохранившиеся корпуса сереброплавильного завода.

За подробным и качественным изложением истории рекомендую зайти к Варандею.

Иван Ползунов именно здесь создал первую в России паровую машину и вошёл в историю не только Алтайского горного округа, но и всей страны. Неудивительно, что его имя получила самая красивая улица города. Рядом с канцелярией сохранились здания инструментального магазина (1819–1824, правее фонаря) и Народного дома (1898–1900, слева), ныне ставшего филармонией.


А модель его паровой машины, развивавшей 1,8 лошадиной силы, выставлена в краеведческом музее, занявшем бывшую горную лабораторию (1844–1851).


На улице есть и другие здания, как относившиеся к заводу, так и купеческие, например, перестроенный до степени похожести на советский ДДТ или планетарий дом Морозова начала прошлого века.


Здесь же Центральный парк.


А на пересечении улицы Ползунова с Красноармейским проспектом — Демидовская площадь с одноимённым столпом в честь столетия горного производства на Алтае (1839) и целым рядом классицистских зданий того же времени. В кадре заводская богадельня и торчащая из-за неё главка церкви Дмитрия Ростовского. Сложно отделаться от мысли, что до Уральских гор отсюда полторы тысячи километров по прямой.


Горный госпиталь. Обратите внимание на пренебрежительно неаккуратную муниципальную вывеску в честь дня рождения города.


Несмотря на закрытие завода в 1893 году, его культурная значимость для города была столь высока, что даже в начале XX века очередной городской голова поселился рядом с ним, построив тут в 1907 году деревянный особняк, ныне известный как дом Лесневского (по фамилии того самого головы).


К сожалению, территория и корпуса завода сейчас находятся в печальном состоянии и, кажется, не слишком доступны для публики. Есть планы по их восстановлению, но когда и если до этого всё же дойдут чьи-то руки, работы у них будет премного.


Не знаю, какое заключение написать здесь. Барнаул, безусловно, не самый унылый город страны, но его самым значимым местам явно не хватает лоска: набережная Оби, торговые улицы и тем более завод сами по себе очень интересны, но в нынешнем состоянии едва ли привлекут много туристов. Нужен уход, а на него всегда не хватает только одного —





Вся серия:
→ Барнаул
    Новосибирск

Тэги: , , , , , .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.