Выборг: Крепостная и окрестности

11 и 14 июня 2012 года

Крепостная улица известна каждому бывавшему в Выборге. Именно по ней проходит основная туристическая тропа к Выборгскому за́мку, а в прилегающих к ней кварталах сосредоточены ещё несколько важных памятников города.


Крепостная улица тянется вдоль оси полуострова, на котором расположен Выборг, и соединяет замок с Восточно-Выборгскими укреплениями. Но мы свой путь по улице начнём не от Батарейной горы, а от её перекрёстка с Суворовским проспектом, что в трёх кварталах оттуда, и будем постепенно двигаться в сторону замка.


Здесь, в небольшом сквере, установлена стела города воинской славы, самый глупый массовый памятник постсоветской эпохи. Как можно лепить во всех городах одинаковые обезличенные гранитные карандаши?


Рядом с монументом — правильный пример использования груды коричневых камней, доходный дом акционерного общества «Эден» (1913), один из самых роскошных в городе. После войны в нём селили высокопоставленных советских военных.


На противоположном углу находится дом Виклунда (1891).


До войны окна обоих домов выходили на Новый кафедральный собор, утраченный в годы войны.


Здесь же находилась резиденция выборгского губернатора (1891), ныне занятая районным советом депутатов. При всей кажущейся аккуратности здание огромно: обратите внимание на две человеческие фигурки в левой части кадра.


Стоящее рядом губернское правление (1895) трансформировалось сначала в партком и исполком, а затем — в областную администрацию.


Городской почтамт (1912–1914).


Подтёки и поблёкшие стены скрыть красоту не в состоянии.


Несмотря на утерю такого важного элемента, как 70-метровый собор, этот участок улицы сохранил интересную историческую застройку. Вид в сторону Батарейной горы. Ближнее здание — бывший Русский государственный банк (1883), за ним идут почтамт, место, где находился собор, и немного выглядывающий из-за зелени дом АО «Эден».


Хотя связь Выборга с Россией можно охарактеризовать как давнюю (пусть и опосредованную, через Великое княжество Финляндское), православных заведений в городе крайне мало. По данным www.sobory.ru здесь есть одна часовня, один заброшенный деревянный храм, одни руины собора, бо́льшую часть времени к православию никаким боком не относившегося, и две полноценные церкви. Первую, Ильинскую, я уже показывал, второй же является Спасо-Преображенский собор (1788), главный православный храм Выборга. Он был построен по указу Екатерины II, в честь неё же стали именовать улицу. Современное название — дословный перевод финского названия Linnankatu, причём, как я понимаю, перевод этот был осуществлён при советской власти, хотя название читается неоднозначно.


Но Крепостную мы ненадолго покинем, дабы посмотреть на другую церковь, на сей раз лютеранскую святых Петра и Павла (1793–1799).


Площадь перед кирхой называется Пионерской, хотя на многих картах обозначена как Театральная (надо отметить, что театров тут ровно столько же, сколько и пионеров — ноль). На ней помимо недействующего фонтана находится памятник создателю письменного финского языка, литературному деятелю Микаэлю Агриколе. Ранее его фигура находилась около Нового кафсобора, но была уничтожена. Интересно, что новый памятник был создан в Финляндии в 1993 году, а воздвигли его только в 2009-м.


На примыкающей к площади одноимённой улице находится ещё одна пара красивых домов, в которых располагались банки. В том, что поменьше (1898–1904, 1910–1911), был Союзный Финляндский…


…в том, что побольше (1900), — Объединённый банк северных стран.


В отличие от нищебродского почтамта (впрочем, как работают, так и получают) этим зданиям достались хозяева побогаче, поэтому и внешний вид у них гораздо приличнее. Большее занимает суд.


Меньшее до сих пор служит банком, но уже не финляндским, а вполне себе отечественным, поэтому поздравление с новым годом — весьма уместное, учитывая дату написания этого отчёта, но не очень своевременное в июне — висит круглогодично.


Отсюда, минуя Рыночную площадь, мы отправляемся на уютнейшую Прогонную улицу, проходящую между Крепостной и Северным Валом.


Прогонная может похвастать разнообразными зданиями. Одним из первых попадается бывший ресторан фирмы «Аннискелу» (1898), занимавшейся производством алкоголя. А в одноэтажном зелёном домике за углом, некогда принадлежавшем шведской торговой гильдии, ныне находится ни много ни мало зал царства свидетелей Иеговы.


Но наибольшую известность улице приносит пара средневековых построек. Первым встречается так называемый дом богатого горожанина (также известен как усадьба Бюргера). Дата возведения — XVI век.


Его также часто называют Домом на скале, но это неверно. Настоящий Дом на скале (он же дом городского парикмахера) находится следом, и опознать его просто: вы не поверите, но он таки стоит на скале. Сам домик довольно невзрачен, потому что претерпел много изменений с момента постройки в XVII веке.


После Дома на скале есть смысл завернуть на улицу Водной Заставы. Здесь находится ещё один представитель шведской эпохи. Это здание построено в начале XVI века, первоначально в нём была школа Францисканского монастыря. Через век с небольшим сюда переехало дворянское собрание Выборга, что дало дому повод называться Рыцарским, а ещё спустя лет сто пятьдесят его заняла католическая церковь, получившая имя святого Гиацинта.


По этим двум названиям дом и известен сегодня. С обратной стороны костёл благодаря вынесенной наружу лестнице немного напоминает русские палаты где-нибудь XVII века


…и печи из советских мультиков.

Натырено на www.yaplakal.com, www.sovetskiymultik.at.ua и www.joyreactor.cc.

Не меньшая причина заглянуть на улицу Водной Заставы — знаменитый вид на Часовую башню. Одно из мест Выборга, где хочется протереть глаза: Россия ли это?


Подгорная улица также заставляет задуматься о собственном местонахождении.


Тут находится ещё одно старинное здание, правда, уже не в столь очевидной форме. Епископский дом, построенный до 1640-х, в 1887 году надстроили парой лишних этажей.


В 1890-м появилась и пристройка, сегодня выглядящая большей древностью, чем сам дом.


Подгорная улица выводит нас к Старому кафедральному собору Выборга, вернее, к тому, что от него осталось.


Собор был возведён в 1494 году как католический храм, но позже был перепрофилирован сначала в лютеранский, а затем и в православный, коим оставался без малого 70 лет.


После строительства уже упомянутой Спасо-Преображенской церкви Старый собор стали использовать в качестве склада. В 1912–1913 годах его освятили вновь, но проработал он лишь до 1940 года. Советско-финская война превратила его в руины. Около одной из стен, на месте полевого кладбища финнов, стоит памятный знак.


Ирония судьбы: Старый кафсобор пусть и в виде руин, но дожил до XXI века, а собор Новый — нет.


Останки довольно живописны, поэтому в любителях сделать фотографию из серии «Я и груда древних кирпичей» дефицита не наблюдается.


Внутреннее убранство.


Часовая башня, один из символов Выборга, является ровесницей собора и по совместительству его колокольней. Верхняя часть надстроена в 1796-м, а часовой механизм сохранился с 1848 года.


Собор находится на улице Сторожевой Башни, идущей между Крепостной и Выборгской.


Из других построек здесь можно выделить купеческий особнячок (1768) непосредственно около собора…


…и более поздний (1905) финский дом.


Но вообще это самая неухоженная улица в центре города.


Места на Сторожевой Башни попадаются порой просто пугающие, даже по меркам потрёпанного в целом Выборга.


Заканчивать прогулку будем вновь на Крепостной улице. Вид на самую популярную её часть примерно от Спасо-Преображенского собора.


Главной особенностью Крепостной является, конечно, её европейская узость и давящая, нависающая над улицей блокированная застройка. Для русских городов это совершенно не характерно: свободной территории в нашей стране столько, что если бы можно было поставлять её на экспорт, мы были бы мировым лидером. На прокладку проезжих частей её не жалели: ширины старых дорог до сих пор вполне хватает для движения, хотя его плотность не сравнится с плотностью потока вековой давности. Примеров, где одной из главных улиц является историческая, хватает с лихвой: Череповец, Краснодар, Ярославль, Воронеж, Самара, Вятка… А у финнов, представьте, в тесном коридорчике Крепостной ещё и трамвай бегал (упразднён в 1957-м).


Что касается застройки, то тут Крепостная весьма интересна, но, к сожалению и удивлению, её состояние также значительно ниже среднего по местным меркам. Заколоченные окна дома губернского правления (1793) намекают, что он используется как минимум неполностью.


Самый грустный пример — известное здание АО «Домус». Бретелька защитной сетки съехала с плеча, обнажив главный позор города.


Красивый дом был построен в 1903–1904 годах по проекту Карла Хорда аф Сегерштадта, в нём поначалу располагался первый в Выборге книжный магазин.


Сгорело здание в 2009-м, вместе с изразцовыми печами и прочими элементами интерьера.


Внутреннее пространство «Домуса» и соседних заброшек удобно приспособлено под мусоросборники.


А вот что радует глаз, так это граффити на брандмауэрной стене.


Картина появилась на «Домусе» незадолго до пожара, но так вышло, что даже на самом благополучном виде Выборга появилось мёртвое пустое окно.


Мне сложно понять, почему находятся люди, которые считают, что уличное искусство это плохо, а угнетающие однотонные глухие стены в пять этажей высотой — хорошо.


Много занимательного и во дворах Крепостной.


Главный сюрприз находится за домом №13.


Левая половинка невзрачной серой хибары, часто обозначаемой как дом горожанина, построена аж в 1583 году и до сих пор является жильём (по некоторым данным, самым старым в России) для горстки человек. Вот это я понимаю, ветхий фонд так ветхий фонд.


В плане старинных построек Выборг немного напоминает Псков: древностей и тут и там полно, а внимания (и, конечно же, денег) на все не хватает.


На красной линии улицы выделяется дом купца Буттенгофа (1898).


Секрет прост: во-первых, дом громаден, во-вторых, стоит на вершине холма, куда взбирается Крепостная.


Сверху уже виден За́мковый мост, на который мы ступим в следующей части.


Из сооружений поменьше в центре улицы можно отметить пару усадеб, чья история восходит к тому же XVI веку, однако к средневековому багажу города обычно не причисляемых. Европейское старьё легко идентифицируется по валунам, проступающим на уровне нижнего этажа, то же мы уже видели в Ушакове.



Кончается Крепостная ещё одной знакомой каждому картинкой, площадью Старой Ратуши. Левое здание — дом купца Векрута, правое — собственно ратуша. Оба построены в середине 1650-х и позже перестраивались.


При финнах площадь носила имя шведа Торгильса (Торкеля) Кнутссона, под чьим руководством была заложена крепость Выборг. Имя площадь сменила, а вот памятник, установленный тут в 1908-м, до сих пор цел, хотя с 1948-го по 1993-й фактически стоял в выборгских подвалах.


Ещё одно заметное здание площади — дом предпринимателя Вольфа (1887).


Выход на Замковый мост последние лет сто пятьдесят осуществляется под чуткими взглядами Промышленности…


…и Морской Торговли.


С «континентальной» частью Выборга мы расправились. Какими бы пугающими не выглядели отдельные места, это один из самых необычных, а значит, интереснейших городов страны.


И «островная» часть только подтвердит эту мысль.

 

 
Вся серия:
Санкт-Петербург:
    Часть 1: небольшая прогулка
    Часть 2: о реках и людях
Шлиссельбург
Выборг:
    Часть 1: колорит
    Часть 2: стены
    Часть 3: от Салакка-Лахти до Батарейки
    Часть 4: Северный и Южный Валы
→ Часть 5: Крепостная и окрестности
    Часть 6: острова
    Часть 7: парк Монрепо

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Тэги: , , , .

Камменты:

  1. Александр

    «Здесь, в небольшом сквере, установлена стела города воинской славы, самый глупый массовый памятник постсоветской эпохи. Как можно лепить во всех городах одинаковые обезличенные гранитные карандаши?»

    Автор, явно недалекого ума, хоть бы постеснялся писать такие глупости.

    • Автор — тот, что недалёкого ума — живёт в городе воинской славы и не понимает, почему все отличившиеся поселения получают одинаковые памятники. Бомбёжки, наземные бои, оборона, атака, партизанское движение — везде своя история войны и она везде разная, посему каждый город заслуживает что-то персональное.

      • Александр

        А как Вы, позвольте спросить, понимаете «персонализацию» монументов? Вид колонны/обелиска может немного отличаться, также может как-то отличаться окружающая территория, но я не понимаю, какие такие монументы нужны некоторым товарищам, чтобы порадовать их притязательный взор? Резные и с кружевами, что ли? Видно, воинскую славу это получше поможет ощутить.
        Да и, небось, имена погибших, которые пишутся на подобных монументах (или на плитах на прилегающих территориях), одинаковым шрифтом написаны…

      • Персонализация тем и хороша, что её не надо понимать. Если увиденный памятник запомнился, то всё сделано хорошо.
        Вы, очевидно, спросите, как осуществить эту самую персонализацию? Отдать разработку проектов местным архитекторам. Скорее всего, получится такое же говно, но оно хотя бы будет отличаться от города к городу.
        В стране и так достаточно безвкусных монументов Великой Отечественной. Если и плодить новые, то качеством не ниже, чем в Курске. Посмотреть можно здесь:
        http://www.on-walking.com/world/kursk-5#17
        А воинскую славу памятники ощущать вообще не помогают. Лучше книгу почитайте про войну.

      • Александр

        >>Скорее всего, получится такое же говно

        Вот-вот. Ключевые слова, что называется. А таким как Вы и не угодишь.

        >>А воинскую славу памятники ощущать вообще не помогают.

        Просьба говорить: «по моему сугубо личному и крайне субъективному мнению», это первое.

        Далее приехали: и памятники вообще не нужны, лучше книжки читать (интересно, какие? Чисто интереса ради… Тот, кто видит пускай даже в самом обыкновенном градуснике всего лишь градусник и кусок гранита — это уже говорит о познаниях о войне).

        С этого все и начинается: облить что-нибудь говном (даже без какой-либо внятной аргументации!), а потом дойдем и до сноса памятников: нафига они?
        Примеры лежат недалеко: та же Прибалтика. Там, если знаете, весьма своеобразно борются с «советской безвкусицей».

      • Ну во-первых, если кто-то из нас двоих не аргументирует свою позицию, так это вы. Я вам даже пример представил, чего же боле? От вас же пока ни одного аргумента не было.
        Во-вторых, говорить «по моему мнению» — дурной тон. Всё, что человек думает, пишет и произносит, субъективно, поэтому эта оговорка смысла вообще не имеет. И, кстати, вы тоже не думайте, что выражаете общее мнение — оно у вас не менее субъективное, чем моё.
        В-третьих, я, в общем-то, уже давно ждал, когда вы начнёте перевирать мои слова и дождался таки. Про «памятники не нужны» речи не было. Памятники нужны, но нормальные, опять же смотрите положительный пример с Курском.
        В-четвёртых, я был в Прибалтике (Латвия и Эстония), и их мотивы нелюбви к совку несколько отличаются от моих.

      • Александр

        Вы уж, конечно, извините за прямоту, но юлите Вы теперь немилосердно.

        >> Ну во-первых, если кто-то из нас двоих не аргументирует свою позицию, так это вы. Я вам даже пример представил, чего же боле? От вас же пока ни одного аргумента не было.

        Что касается Вас — то фактически Вы все памятники такого рода обозвали говном («Отдать разработку проектов местным архитекторам. Скорее всего, получится такое же говно, но оно хотя бы будет отличаться от города к городу.»).

        А вот что должен аргументировать я — не очень пойму. Аргументировать, что памятники ВОВ — не говно? Нет, в такой плоскости я разговаривать не готов. Это все из плоскости эмоций, а не чего-либо еще… Вот сами признаетесь, что не любите совок. Ну любите, никто не мешает (мне, кстати, до этого никакого дела нет), только давайте не поливать говном то, что для других имеет ценность и смысловое наполнение несколько большее, чем «обыкновенный кусок гранита»?

        >>Про «памятники не нужны» речи не было.

        Да было, было: «А воинскую славу памятники ощущать вообще не помогают.»
        Да, это косвенное, но если взять все в купе — в каждом городе памятники говно («Как можно лепить во всех городах одинаковые обезличенные гранитные карандаши?»), и т.д., но в целом оно получается именно так. Все остальное — юления.

        Еще раз: то, что Вы предлагаете в будущем ставить памятники поинтереснее, приводя в пример Курск — это хорошо, и с этим спорить сложно. Но если Вы не любите совок, то это еще не повод облить говном все то, что другим воинскую славу ощутить очень даже помогает.

      • Не буду подробно отвечать на каждую строку, хорошо? За исключением отдельных моментов вы мою позицию правильно поняли. Внесу только пару поправок к написанному вами.

        1) Ещё раз: я против плохих новых памятников. Сносить старые монументы я бы не стал (хотя не отрицаю, что в большинстве своём как скульптуры они мне не нравятся). В них память, на них фамилии погибших, к которым уже много лет носят цветы и, надеюсь, ещё долго будут. Но — какую ценность может иметь поставленная вчера гранитная палка? Почему она сразу становится чем-то священным, даже если исполнена ужасно и без всякой фантазии?

        2) Не проводя никакого следствия, можно смело сказать, что в каждом из городов воинской славы есть как минимум 3–4 памятника ВОВ. Честное слово, я не вижу причины ставить новый, к тому же нулевой художественной ценности. Смотришь на наши города и видишь, что за тысячелетнюю с хвостиком историю в нашей стране было два события: революция и Великая Отечественная. Без сомнения, это грандиозные исторические вехи, но людям на Отечественной войне 1812 года или в Первую мировую отрывало ноги точно так же, как и в годы ВОВ. Почему бы не поставить хороший памятник тем временам? Я уверен, что огромная часть молодёжи не то что не знает, когда началась Первая мировая, но даже не догадывается, что Россия в ней участвовала.

        3) Собственно, единственный аргумент, который я хотел получить от вас, — ответ на вопрос, почему вы конкретно стелу города воинской славы считаете удачной работой (именно с этого начался наш разговор).

      • Александр

        >> Но — какую ценность может иметь поставленная вчера гранитная палка? Почему она сразу становится чем-то священным, даже если исполнена ужасно и без всякой фантазии?

        Сакральную. Как и любой памятник. И священна эта палка потому что это памятник, а не палка.

        Искусство в принципе имеет статус искусства только когда наполнена каким-то смыслом. Вот нарисуйте вы «Черный квадрат» — и с Вас все смеяться будут. А вот «Черный квадрат» Малевича — это «Черный квадрат» Малевича: уж извините, но по сравнению с тем что Вы накалякаете он стоит миллионы. Потому что Малевич, потому что прорыв, потому что сначала не приняли, а потом все вдруг поняли и стали ценить, и так далее.
        Это, конечно, шутка, которая превратилась в данность.

        Но такое и про более понятное и доступное массам искусство можно сказать. Придет какой-нибудь васянпро в Эрмитаж, посмотрит на голую античную статую и скажет: «гляди, голая баба!» И дальше все, ему больше объяснять нечего, можно из музея уходить. Все от уровня понимания зависит.

        А вот другой пример. Был я в «Орешке». Там тоже вездесущий монумент ВОВ (да чтоб уже их, эти монументы ВОВ), состоящий из фигур трех или четырех солдат, Кольца блокады (напомнило мне терновый венец), каменного шара и еще традиционных плит с именами героев — опять эта попса.
        Ничего сверхнеобычного или оригинального. Но когда экскурсовод рассказывал о том, через что прошли эти люди, то просто слезы на глаза наворачивались и дух захватывало. И весь этот мемориал сразу приобрел какое-то свое значение, и абсолютно не задумываешься, как бы поизобретательнее передать в архитектуре и скульптуре подвиг тех солдат, или об уместности или неуместности этого мемориала в крепости 14-го или какого там века.

        Мне кажется, это нормально.

        Кто знает, чего стоила Война — у того вопросов нет. А вопросы я пока видел только у тех, кто либо не очень знает, чего стоила Война или подзабыл или ему просто нужен лишний повод кинуть камень в надоевший совок, либо у кого голова напичкана антисоветскими мифами вроде того, что войну не выиграли, а проиграли, солдат на убой гнали и т.д. Тем и памятники не нужны: наследие тоталитарного прошлого, официальная пропаганда ставила. Даже если не являешься таким, воевать с памятниками пускай даже словом — таким помогать. Ибо когда дело дойдет до сноса, они скажут: да ну, вон даже народ говорит, что это безвкусица и безобразие.

        >>Собственно, единственный аргумент, который я хотел получить от вас, — ответ на вопрос, почему вы конкретно стелу города воинской славы считаете удачной работой (именно с этого начался наш разговор).

        А я не искусствовед, не архитектор и так далее, чтобы такие оценки давать, придрался я скорее к морально-этическому плану, а не к архитектурному.

        Но все же скажу кое-что.

        Что касается колонны на фотографии http://www.on-walking.com/files/vyborg-5/003.jpg — то она даже на обычный градусник не похожа, ну что Вы говорите? Градусники стоят в конце Московского проспекта в Питере, или на площади 10 апреля в Одессе, или там где еще. А это не градусник: это какой-то мини-вариант Александровской колонны с небольшими отклонениями.

        Такими колоннами весь XVIII-XIX века увлекались, вон чуть ли не по всем паркам расставлены. Тоже своеобразная массовость. Давайте и их заклеймим: ну и что, что они там с финтифлюшками какими-то, а на градусниках их нету?

      • Александр

        Кстати, после всего — стелла никакого отношения к советской эпохе не имеет (Вас, кстати, не смутило, что там двуглавый орел?). Я все думал, что же она напоминает: такая же открыта в Великом Новгороде http://s017.radikal.ru/i424/1309/a6/121d70b4a43a.jpg , открывали несколько лет назад. Так что если и обвинять, то обвиняйте тоталитарный путинский прогнивший кровавый блабла и т.д. режим, который, как оказалось, наставил одинаковые стеллы в 40 городах: http://ru.wikipedia.org/wiki/Город_воинской_славы

        Впрочем, я бы не сказал, чтобы хоть в каком-то из городов эта стелла портит какой-нибудь вид, вылезает где-нибудь в самом неподходящем месте и так далее. Достаточно посмотреть, что стоит в Великом Новгороде за этой стеллой, на фотографии видно.

        Стоит и пускай себе стоит, и польза какая-то может будет: в наше-то время, когда школьники уже очень смутно путаются в датах в истории, кому-то даже авось поможет просветиться.

      • Вот вы очень удачный пример с Малевичем привели. На мой взгляд эта стела, учитывая те памятники, которые были поставлены за предыдущие годы, равняется моей мазне. Что-то новое привнесла? Нет, вы сами говорите, что похожие ещё пару веков назад ставили. А сакральный смысл вполне себе отрабатывали советские памятники. Получается, что по всем критериям это копия чего-то уже существовавшего, да к тому же клонированная в 40 экземплярах и расставленная по стране. Вот это-то мне и не нравится. Я хочу некоторого прогресса. Я хочу, чтобы новые памятники привлекали чем-то кроме самой идеи принадлежности к Великой Отечественной.

        Орешек — да, сильное место, у меня были похожие ощущения, когда я там был. А этот монумент — как раз отличный пример хорошего индивидуального памятника, он перекликается с историей именно этого места (терновый венец блокады, плита с присягой защитников Шлиссельбурга, разрушенная церковь со следами разорвавшихся снарядов). Это именно то, что мне нравится, то, к чему нужно стремиться. Вы смо́трите на памятник и вспоминаете (или запоминаете, если до того не знали) историю.
        Стела эта несчастная такого эффекта не даёт. В том же Великом Новгороде есть своя локальная история войны. В моём городе — своя. Почему бы не вложить их в камень? Чтобы люди хотели узнать, что происходило в том или ином месте. А представьте, что кто-то приезжает в город и видит эту стелу, такую же, как и везде. Пойдёт он к ней? Чёрта с два, уверяю. А к монументу в Орешке будут идти ещё не одно столетие.

        У меня нет ни малейших сомнений насчёт ВОВ. Великая война и великая победа. Мой выпад в сторону памятников — это плевок в сторону современных архитекторов и тех бюрократов, кто выпускает их работы на улицы, а никак не в сторону Великой Отечественной и её воинов, пожалуйста, не воспринимайте мои слова в таком ключе.

  2. Александр

    >>Орешек — да, сильное место, у меня были похожие ощущения, когда я там был.
    >>Стела эта несчастная такого эффекта не даёт.

    Выдергиваю из текста, но все же это суть, по которой только у меня и остались еще возражения.

    Дело не в эффекте. Базовая ценность любого памятника — это, как и следует из самой этимологии, — память. И для этого любая плита сгодится, уверяю. Конечно, лучше, если эта плита хоть отполирована, чем в чём мать сыра земля родила, но таки да: любая плита пойдет.

    Вызывание чувств — это производит впечатление куда побольше, да, но это не обязательно.

    Приезжающие же в Новгород пойдут прежде всего в Кремль. Иностранцы те же и т.д. Да и за их чувства бояться не стоит: ходить они не любят. В Царском селе том же после главного дворцы сидят часами на лавочке и ждут чего-то, в мобильник играются, и никто из них не дойдет даже до района Чесменской колонны. Жирок мешает, видимо. Ну это уже так, шутки.

    Любой же родившийся в этой стране и кого дед воевал, должен знать цену этой стеле.

    В одинаковости же тоже могут быть как минусы, так и некоторые смыслы: буквы «Город-Герой» что в Питере на Московском вокзале, что в Одессе на центральном вокзале значат только одно: что когда-то мы были вместе, и только потому что мы были вместе — мы и победили. И стелы одинаковы в нескольких десятках городов: это значит, что все мы вместе воевали и вместе работали на разгром врага, на защиту наших матерей и бабушек, отцов и дедов. Вот сейчас мы порознь, и никому не нужны, и кому какое дело, что «Город-Герой» «написано» каким-то стандартным шрифтом, вместо художественного?

    Мы — имеется в виду народ. Ни я, ни Вы лично не воевали.

    Притягиваю за уши? См. выше: основное значение памятника (так уж пошло в человеческой культуре) — сакральное.

    Надо еще сказать, что и предел развития для художественных возможностей тоже есть. Иначе будет так, что это не память увековечивается, а архитектор больше думает, как бы увековечить самого себя. Это, конечно же, все прекрасно, но есть и другие поприща, где можно реализовать себя-любимого.

    Проект обсуждаемой стеллы так вообще победил в ходе конкурса: это не просто чинуши там решили поменьше потратиться и просто градусниками отделаться. Стела плохая и все — не самый конструктивный подход, уж признайте.

    Можно лучше? Всегда можно лучше. Но, опять же, чувства от художественной стороны дела, катарсис и высокие эпикурейские материи — наличие всего этого может сделать памятник чем-то большим, чем памятник, но отсутствие всего этого не сделает памятник чем-то меньшим, чем памятник. Пардон за тавтологию.

    P.S. Долго не отвечал в связи с очередной сменой дислокации, уж не обессудьте.

    • Мне ваша позиция ясна, но я не могу согласиться с ней в нескольких пунктах.

      1) «Базовая ценность любого памятника — это… память. И для этого любая плита сгодится, уверяю».
      Если это первый памятник — да. Для примера, если будет пяток минут, прочтите вот этот пост:
      http://soullaway.livejournal.com/45718.html
      Ребята делают хорошее дело, поднимают забытую всеми историю. Они ставят простые крестики, но я никогда не скажу ничего плохого против таких памятников — это именно то, что я и называю памятью.
      Но когда вся (без какого-либо преувеличения) страна заставлена памятниками одной-единственной войне, пусть и величайшей в истории, и вдруг в ней появляется ещё один, ничем — ну ничем! — не выделяющийся, я не понимаю, зачем он нужен, какую память он в себе хранит и почему с её хранением не справляются старые.
      Вы говорите, туристы не пойдут к памятнику. Правильно. А вот те, кто хотят почтить память дедов, уже сейчас ходят и приносят цветы к существующим монументам. Память жива, и ничто ей не угрожает, а появление этой стелы ни в ком интереса к войне не разожжёт.

      2) «Проект обсуждаемой стеллы так вообще победил в ходе конкурса: это не просто чинуши там решили поменьше потратиться и просто градусниками отделаться».
      Не обижайтесь, но если бы вы начали дискуссию с такого довода, я бы даже не стал с вами спорить, честное слово. Дело не в тратах, а в серьёзности такого конкурса.

      • Александр

        >>и вдруг в ней появляется ещё один, ничем — ну ничем! — не выделяющийся, я не понимаю, зачем он нужен, какую память он в себе хранит и почему с её хранением не справляются старые.

        Ну, во-первых, не один, а в нескольких десятках городов поставлены такие стелы.
        Что касается памяти, которую он хранит, то все написано (и исчерпывающе) в описании к стеле:

        «По углам площади (площади, на которой стоит стелла — мое) устанавливаются скульптурные барельефы с изображением событий, в связи с которыми городу присвоено почетное звание Российской Федерации «Город воинской славы».»

        >>появление этой стелы ни в ком интереса к войне не разожжёт.

        При чем историческая и человеческая память (категории исторического памятника) к интересу к чему-то там? Интересоваться можно мобилками, шмотками. А историческая и человеческая память — несколько из другой оперы.

        >> Не обижайтесь, но если бы вы начали дискуссию с такого довода, я бы даже не стал с вами спорить, честное слово. Дело не в тратах, а в серьёзности такого конкурса.

        Ну а здесь прошу прощения — снова пошли какие-то не очень понятные мне качества, оценки, критерии и т.д. Наверное, это потому, что Вы лучше осведомлены о подробностях этого конкурса и знаете, о чем говорите.

      • Очень хочется получить ответ на вопрос: почему вы считаете, что советские памятники Великой Отечественной не справляются с функцией хранения памяти и нужны новые?
        На остальное отвечу позже.

      • Александр

        >>Очень хочется получить ответ на вопрос: почему вы считаете, что советские памятники Великой Отечественной не справляются с функцией хранения памяти и нужны новые?
        На остальное отвечу позже.

        Снова не было возможности ответить ранее.

        Вы такой вопрос странный задаете и поставили меня в тупик. Еще спросите: «Зачем вообще нужны памятники».
        Или давайте посчитаем, сколько их нужно. Мол, 35 городов Воинской славы (и, следовательно, памятников в этих городах) — хорошо. А вот 36 — вот это уже плохо, мол — ай-яй-яй, ну как же так можно, много же.

        Подобную же сомнительную логику можно продолжить и не применительно конкретно к званию Города воинской славы, а вообще о памятниках вообще.

        Всегда нужно конкретно рассматривать все на конкретных примерах.

      • Ой, простите, я совсем забыл ответить на прошлый ваш комментарий.
        1) «Что касается памяти, которую он хранит, то все написано (и исчерпывающе) в описании к стеле…»
        Вот, право, не знаю, как ещё выразить свою мысль. Смотрите, пример. Я воткну в землю черенок от лопаты и заявлю, что это памятник ВОВ и он символизирует стремление к светлому мирному небу, принадлежность к родной земле и т. д. по списку. Ценность этого, по моему мнению, будет равна нулю, а по вашему, выходит, это хороший монумент что ли (есть описание, память о предках вроде как тоже поддерживает)? Не верю. А ведь диплом архитектора или скульптора не означает, что человек не может налажать в своей работе. И потом, вы взаправду считаете, что если участники и жюри конкурса проектирования стелы решили, что получилось красиво, эта палка автоматом становится красивой для всех остальных? Я как непосредственный потребитель этого барахла (вижу почти каждый день, когда нахожусь у себя в городе, плюс частенько в посещаемых мной городах) недоволен качеством, и никакие ваши убеждения в высокодуховности этой поделки меня не склонят изменить своё мнение. Это кусок мёртвого камня, поставленный без внятной идеи ради галочки.
        2) «Интересоваться можно мобилками, шмотками.»
        Соглашусь, что слово «интерес» я неудачно использовал, возможно, «внимание» или «уважение» были бы уместнее. Но мысль остаётся той же: памятник, лишённый индивидуальности, не имеющий своей истории «за плечами» (здесь имею в виду даже всяческие легенды и традиции, связанные со старыми монументами) и не привносящий ничего нового, не нужен.
        3) «Еще спросите…», «Подобную же сомнительную логику можно продолжить…»
        Опять за меня домысливаете, не надо. Я и так целую простыню текста написал, а вы ещё вполовину её увеличиваете своими фантазиями.
        4) «Мол, 35 городов Воинской славы (и, следовательно, памятников в этих городах) — хорошо.»
        35 городов Воинской славы (и, следовательно, одинаковых памятников в этих городах) — плохо.
        35 городов Воинской славы (и, следовательно, всевозможных памятников/скверов/часовен/площадей в честь этого в этих городах) — хорошо.
        35 городов и, следовательно, 35 различных памятников разным связанным с этими местами культурным деятелям, эпохам, войнам и их героям в этих городах — великолепно.

        Хватит разводить совок и уравниловку, заебало видеть одинаковость в такой огромной стране с богатейшей историей.

  3. Аноним

    >>Вот, право, не знаю, как ещё выразить свою мысль. Смотрите, пример. Я воткну в землю черенок от лопаты и заявлю, что это памятник ВОВ и он символизирует стремление к светлому мирному небу, принадлежность к родной земле и т. д. по списку. Ценность этого, по моему мнению, будет равна нулю, а по вашему, выходит, это хороший монумент что ли (есть описание, память о предках вроде как тоже поддерживает)? Не верю.

    Хорошесть или нехорошесть монумента не имеет никакого отношения к основному вопросу, тем более это все субъективные впечатления.

    Что касается лопаты — то я про это уже отвечал.

    >>недоволен качеством, и никакие ваши убеждения в высокодуховности этой поделки меня не склонят изменить своё мнение.

    А я вообще где-либо за всю эту тему ставил себе задачу изменить Ваши эстетические чувства? Ни в коей мере. На вкус и цвет товарища нет.
    Если же Вам показалось, что это так, то Вам показалось.

    Вот то, что я отвечал:

    «>> Но — какую ценность может иметь поставленная вчера гранитная палка? Почему она сразу становится чем-то священным, даже если исполнена ужасно и без всякой фантазии?

    Сакральную. Как и любой памятник. И священна эта палка потому что это памятник, а не палка.»

    Вы же продолжаете утверждать снова и снова, что Вам не нравится, и все тут. Да ради Бога! Кому-то что?

    >>Но мысль остаётся той же: памятник, лишённый индивидуальности, не имеющий своей истории «за плечами» (здесь имею в виду даже всяческие легенды и традиции, связанные со старыми монументами) и не привносящий ничего нового, не нужен.

    Индивидуальность есть, и Вы это прекрасно знаете. В каждом городе памятник несет информацию, соответствующую истории данного города.

    Что касается «не привносящий ничего нового» — не привносящий ничего нового куда? В архитектурное искусство? Ну так для памятника это не обязательно, у памятника основная функция совершенно из другой области, что мы тоже, впрочем, уже разобрали.

    >>35 городов Воинской славы (и, следовательно, одинаковых памятников в этих городах) — плохо.

    Но лучше чем вообще ничего.

    Часть нашего народа очень любит все покритиковать: все плохо, все не так, все дерьмо. Наверное, из самых лучших побуждений. Только это не вдохновляет.

    • «Часть нашего народа очень любит все покритиковать: все плохо, все не так, все дерьмо. Наверное, из самых лучших побуждений. Только это не вдохновляет.»
      Я, пожалуй, из этой части. Не могу сказать, что прямо «всё плохо», однако сложно признать, что наша страна идеальна. Очень и очень многое можно сделать лучше, ничего при этом не растеряв и не опустившись до тупого копирования самих себя или Запада.

      «Но лучше чем вообще ничего.»
      Вот, наверное, главный пункт, по которому я не согласен. Нужно всё делать хорошо — и смысл памятника, и его облик, и, как вы предлагали в одном из первых комментариев, шрифт на нём. Потому что я не понимаю, зачем делать плохо, когда абсолютно реально сделать то же самое хорошо. А когда до подобных памятников дорываются кривые руки людей, до этого не занимавшихся ничем, кроме табличек для сортиров на трассе Москва—Тула, это неправильно.

      Полагаю, мы уже зашли в тупик и повторяем одни и те же аргументы по пятому кругу. Предлагаю закончить дискуссию. Вам последнее слово, если желаете что-то сказать или спросить.

  4. Александр

    >>Полагаю, мы уже зашли в тупик

    Все потому, что на вкус и цвет товарища нет.

    >>Потому что я не понимаю, зачем делать плохо, когда абсолютно реально сделать то же самое хорошо.

    А зачем понимать-то? И что понимать? Наслаждайтесь своим вкусом и цветом. Ну и иногда не забывайте указывать, что это всего лишь Ваше.

    P.S. Снова я, да. Спустя два месяца. Впрочем, я зашел в Ваш блог снова по уважительной причине: глянуть, что новенького, а не перетирать по 25-му кругу одно и то же. Тем не менее, мне кажется, что последняя деталь от меня здесь — нечто значимое.

  5. Михаил

    Между тем, вандалами от нынешней власти снесен исторический квартал на Крепостной улице http://www.baltika.fm/news/47095
    Даже коммунисты себе такое не позволяли.

  6. Михаил

    А по поводу безликих памятников полностью согласен, хотя, этот выборгский ещё не самое худшее. Кстати, постперестроечный. Вот у нас на площади Восстания «воткнули штык в горло Невскому» как пел Розенбаум. Хоть я и хорошо отношусь к творчеству Аникушина, но это ужас. А если человек не понимает разницы между памятью и памятниками, не надо с ним спорить, бесполезно.

    • Про снос не удивлён. Учитывая, что многие выборгские дома стоят заброшенными уже давно, к этом ушло. Интересно, что будет на их месте.
      А про памятники я не стал бы спорить, но человек аргументированно отстаивал свою точку зрения (кроме самого первого каммента), поэтому было интересно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.