Уфа: центр и его детали

20, 25–26 июля, 17–18 декабря 2012 года

Первый раз побывав в Уфе в 2011-м, я написал, что для меня загадкой осталось лицо города. Вроде и ухоженный, и старые домики есть, и строек много, и природа красивая, но всё вместе не складывается, а смешивается. Ни второй, ни третий визит мнения не изменили, а вот в четвёртый я наконец набрёл на приятнейший уголок башкирской столицы. Потом был ещё и пятый, и образ Уфы со всеми её деталями у меня сложился окончательно.


Начну, пожалуй, с конца. В совсем недавно покинувшем нас декабре, в прекрасную, по-настоящему зимнюю погоду я вылез из своего тёплого убежища и отправился в самый центр города — к Гостиному двору.


Уфимские торговые ряды построены в XIX веке, однако после череды тяжёлых советских лет в роли хлопчатобумажного комбината их пришлось серьёзно реконструировать. В итоге внутри разместился современный двухэтажный торговый центр с эскалаторами и прочими радостями жизни. Верхнеторговая площадь перед рядами — одно из оживлённейших мест в городе, тут же стоит одна из новогодних ёлок. Немножко худенькая, зато натуральная.


Вокруг сибирскими масштабами шло строительство ледяного городка.


Дело это, между прочим, весьма серьёзное: тут вам и грузовики со стройматериалом, и мужики в спецовках, и даже кран.


Очевидное — невероятное: на постаменте около Гостиного двора появился отсутствовавший в 2011-м Ленин. Никогда бы не подумал, что увижу реконструкцию памятника Ильичу. Теперь будет что рассказать внукам.


То ли по такому случаю, то ли просто к новому году улицу Ленина украсили кучей гирлянд. Наверное, ночью должно выглядеть здорово, но посмотреть не получилось: надо было лететь домой.


Зимнюю часть закончу фотографией пешеходной зоны Уфы, представленной на карте отрезком длиной в квартал, соединяющим улицу Ленина с улицей Заки́ Валиди́. Никакого смыслового наполнения он не несёт. Нормальной пешеходки городу, конечно, сильно недостаёт.

(Ч/б только из-за «сонца влоп».)

Если вы обратили внимание на один из предыдущих снимков, то заметили, что едва не половина машин на Ленина — общественный транспорт. А едва не половина общественного транспорта в Уфе — пазики. Перевод сей райской колесницы на газ тут решён изящнее, чем, скажем, в Калуге: баллоны с топливом также располагаются на крыше, но при этом скрываются под накладками разной степени эстетичности. Некоторые варианты исполнения — а их на снимке аж четыре — позволяют размещать на них рекламу.


Уфа по форме напоминает Волгоград или Мурманск. Она длинная и узкая, так как вытянута между двух недалеко отстоящих друг от друга речек. Соответственно и передвижение по городу весьма удобно: нехитрый маршрут с севера на юг охватывает добрую четверть Уфы, а маршрутов таких много. Связаны городские «полюса» двумя широкими магистралями без лишних светофоров — проспектами Октября и Салавата Юлаева (он на фото), переходящим в Жукова. Хотя даже такое толковое решение порой не спасает город от пробок.


Чем Уфа подкупает с первого посещения, так это живостью. Таким и должен быть большой город: никакой сонливости, всё течёт, движется, строится, меняется.


Кругом несделанная работа.


На крупной улице Цюрупы в центре наводят красоту на совковые дома.


Что-то новенькое: цветочные горшки прячут за обшивкой балконов.


Центр Уфы местами схож с центром Якутска: здесь тоже много цветастых высоток.


При этом радует, что краски хватает и на редкие остатки старины. Особняк Якушевых (1905). Многоэтажки идут обязательным фоном ко всем подобным постройкам.


Дом Платоновых (1904–1906) и многоэтажка.


Дом Чижова (1889) с национальной библиотекой имени Валиди внутри и многоэтажка.


Встречаются и деревянные дома.


В смысле, вот. И многоэтажка.


Уфа — редчайший пример российского города без забросов (по крайней мере в центральной части города). Невзрачные облезлые дома найти можно.


Исписанные — да пожалуйста.


А вот забросов за пять вылазок не увидел ни одного. Всё или снесено, или при деле.


Ещё одна характерная деталь города — отсутствие на центральных улицах каких-либо религиозных заведений. Как правило, большой храм той или иной конфессии занимает главную площадь или другое популярное место. В Уфе же все мечети и церкви рассеяны ближе к окраинам. Попав в город и прогулявшись самым очевидным маршрутом, вы не увидите ровным счётом ничего. Главная мечеть страны находится на самом севере Уфы, а довольно большой Рождество-Богородицкий храм — в конце малоприметной улицы Кирова.


На Кирова смотреть особенно не на что, разве что на Республиканскую клиническую больницу.


Храм заложен в 1889-м, освящён двадцатью годами спустя.


После сноса большевиками кафедрального Воскресенского собора, находившегося там, где сейчас драмтеатр имени Гафури, в Уфе не осталось церкви, которую можно было бы признать главной городской. Эта, на мой взгляд, ближе всех и по размерам, и по расположению, и по красоте.


Сбоку достраивается административное здание для религиозных клерков.


Законы божьи слишком сложны для моего понимания: входить в храм в юбке ниже колена или без кислотно яркой детали в наряде — моветон, но пустая голова при этом должна быть покрыта.



А рядом начинается частный сектор. В Уфе его немного, а по сравнению с Краснодаром так и вообще нет.


Несмотря на такое расположение храмов, город не сказать что нерелигиозен: на улице запросто могут вручить брошюрку с Кул Шарифом на обложке и арабской вязью внутри, а в некоторых, муа пардон, ватер-клозетах стоят кувшинчики с водой (снимал на телефон).


Пару слов скажу и про башкирский язык. Ситуация здесь примерно как в Казани: по ощущениям, он используется чаще в приватных разговорах, чем в общественных местах, в то же время многие вывески двуязычны. Часто это пахнет пустой формальностью: вряд ли человек, не говорящий по-русски, не опознает, например, магазин автозапчастей.


А вот в сложных русских топонимах приходится расставлять ударения.


Хотя казалось бы.


Слово за слово, мы подошли к тому месту, о котором я хотел рассказать — улице Октябрьской Революции. Та её часть, что лежит между улицей Цюрупы и проспектом Юлаева, представляет собой километровый кусочек практически нетронутой дореволюционной Уфы.


Львиную долю этого отрезка занимают одно- и двухэтажные дома, принадлежавшие, очевидно, уфимским дельцам.



Практически вся улица застроена во второй половине XIX века, а её доминанта — бывшее городское полицейское управление (1871), ныне пожарная часть.


Не сказать, что здесь собраны какие-то уникальные по красоте дома.


Но место неожиданно приятное. Способствует этому и внешне хорошее состояние застройки. На всех домах свежая краска, причём наверняка не обошлось без городских властей, потому как подавляющая часть домов расцвечена жёлтым с вкраплениями белого (окна и декоративные элементы) и серого (нижние этажи и фундаменты).


Оказалось, что на деревянных домах здесь весьма интересная резьба, чего я никак не ожидал.


Есть тут и церковь, но в вяло реконструируемом виде. Со Спасским храмом (1824–1845), слегка скопировавшим Казанский собор Петербурга, связана какая-то тёмная история распила республиканских денег, в результате которой пришлось сносить заново возведённый кусок церкви.


Всё вышеперечисленное вместе образует приятную картинку уголка спокойствия в суетливом мегаполисе.


С симпатичными двориками.


С атмосферой не деревни, но маленького городка.


Эта идиллия резко заканчивается проспектом Салавата Юлаева.


В месте пересечения тоже есть пара интересных построек. Старейший дом Уфы, особняк горнозаводчиков Демидовых (вторая половина XVIII века), из-за которого торчит Кузнецовское училище (1880-е).


Арбитражный суд в особняке Тушновых (1890-е).


После проспекта улица Октябрьской Революции ещё некоторое время сохраняет тот же вид.



Здесь есть своё здание полицейско-пожарной части (1901–1903), но в отличие от предыдущей, отсюда съехали не полицейские, а пожарные.


Последнее притягивающее взгляд здание улицы — бывшее заводоуправление Гутмана (1900–1904), к которому пристроили какой-то ширпотреб. В начале XX века чугунно-медно-литейный механический завод Гутмана, производивший целый ворох продукции от водопроводных люков и чугунных оград до двигателей и всяческих механизмов для аграрных нужд, был крупнейшим в Уфе.


Улица выводит к Монументу Дружбы русского и башкирского народов, который я раньше видел только издалека.


Вид на Сергиевскую церковь (1868). К ней и отправимся.


Мимо памятника проходит несколько параллельных улиц, поэтому движение здесь ожесточённое. При этом людям, ждущим автобус в сторону центра, приходится стоять на узенькой полоске между двумя проезжими частями. «Безопасность» по-башкирски — «хәүефһеҙлек». Слишком сложно, чтобы соблюдать.


С запада к площадке с Монументом подступает ещё один район частного сектора, над которым высятся дорогие новострои.


Несмотря на то, что деревянные дома тут простоят ещё лет двадцать, вирус элитарности, богемности и эксклюзивности уже подкрадывается и к ним.


На ограде Сергиевского храма — религиозная дискриминация от РПЦ.


«И они ещё борются за почётное звание кафедрального собора!»


Чуть в глубине находится ещё одна церковь, Покровская (1817–1823).


Тут Уфа принимает непривычно уютный деревенский облик.


Захолустье прямо. Кто-то выкинул коробку видеокассет с эротикой.


Напоследок спустимся на берег Белой. Вид на частную застройку.


Набережная не сказать что запущена, но подновления не видела уже давно: латанный-перелатанный асфальт, бетонные панели, проросшие травой.


Агидель тут делает почти 90-градусный поворот. Белую сложно отнести к большим рекам, но благодаря изгибам и высокому берегу выглядит она приятно. Можно смело ставить в один ряд с Окой, Преголей или Вяткой, хотя более мелким Каменке и Протве все они в красоте, пожалуй, уступают.


Здесь находится пристань, с которой отправляются прогулочные теплоходы.


Часовая прогулка стоит от 200 рублей, двухчасовая — от 300.


Молодёжи на теплоходах не замечено.


Видимо, отпугивает совкового вида плавсредство, к тому же оформленное с ошибками в русском языке. Наушники нельзя одеть, их можно только надеть.


Суда уходят вдаль, к железнодорожному мосту.


Правда, сперва им нужно пройти под мостом автомобильным.


На левом берегу реки находится пара удалённых районов города и аэропорт, а около моста — пляж, носящий название Солнечный.


До Солнечного, впрочем, добредают не все: солнце греет и на правом берегу.


Несмотря на то, что в Уфе я бываю довольно часто, город для меня по-прежнему содержит какую-то загадочность. Вроде бы всё понятно: большая, аккуратная, богатая столица республики. Но неожиданности могут поджидать за любым углом.


Хотя в этой уфимской современности безусловно есть что-то красивое, согласитесь.


 

 
Вся серия:
→ Часть 1: центр и его детали
    Часть 2: у Салавата
    Часть 3: крыша

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Тэги: , , , .

Камменты:

  1. Очень приятно читать ваши статьи, спасибо. Хотелось бы исправить: из за дома Демидовых торчит здание института исторического и правового образования, построенное в 1990-х, а Кузнецовское училище — следующий дом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.