Калининград: юг

2–3 февраля 2012 года

Калининград с момента своего присоединения к Союзу в 1945 году и по сей день является особой единицей на карте страны. Даже не столько потому, что территория области отрезана от основной части России, а скорее потому, что воспринимается не иначе как «наш кусочек Пруссии». В ближайших четырёх отчётах я постараюсь показать, чем хорош и чем плох Калининград.
За то время, что у меня имелось, я, конечно же, не успел обойти весь город. Осмотренной оказалась центральная часть, окружённая городскими воротами, её я вам и представлю. Соответственно, названия отчётов довольно условны: под «югом» я подразумеваю территорию от Южного вокзала до Новой Преголи, под «севером», которому будет посвящена следующая часть, — районы от Преголи до Верхнего пруда. В третьей части я остановлюсь на отличительных особенностях Калининграда, в четвёртой — на не слишком известном, но весьма показательном кусочке Калининградской области.
Итак, начинаем с места пересечения Ленинского и Московского проспектов. Перед нами Прего́ля, река, протекающая с востока на запад через весь Калининград.


В начале февраля здесь было так же холодно, как и на большей части европейской территории, но снега было мало. Из-за этого чистый прозрачный лёд Преголи формировал очень красивую картинку. Это, северное русло реки называется Новой Преголей.


Справа от нас находится остров Канта. Сейчас ещё изредка проскальзывает совковое название Центральный, в немецкие же времена остров носил название Кнайпхоф и был жилым, но война не пожалела его, и сегодня здесь находится всего одно строение — Кафедральный собор.


Остальная площадь занята Парком скульптуры.


Над островом с севера на юг проходит один из семи полноценных мостов современного Калининграда, Эстакадный (1972). Построен он был взамен пары двух старейших мостов в городе: Лавочного, ведшего свою историю с 1286 года, и Зелёного (1322).


Третий снимок был сделан как раз с Эстакадного. В другую сторону вид также интересный.


А мы спускаемся и движемся в сторону собора.


Очередной непонятный мне камень «Здесь будет установлен…». На этот раз — «…монумент „Мир всем“».


Кафедральный собор Кёнигсберга был заложен в 1333 году и выстроен к 1380-му. Являясь сперва католическим, а затем, после реформации немецкой церкви, — лютеранским, собор был главным приходом всея Пруссии.


Тяжёлые времена для собора настали после 1945 года. Бомбардировки Кёнигсберга разрушили значительную часть построек Кнайпхофа. Здание собора, опустошённое внутри, неплохо уцелело снаружи, но внезапно оказалось наследием нацистского режима посреди социалистического государства.


Остов здания так и простоял практически нетронутым до начала 1990-х, когда им занялись вплотную. Об этом напоминают некоторые элементы громадной кирхи.

Фотографии собора до и после войны можно найти на его официальном сайте.

Немецкая сторона активно участвовала в восстановлении. Например, часы сделаны фирмой «Сименс».


Около стен церкви встречаются не только камни, покрытые резьбой, но и уцелевшие каменные кресты.


Сами стены тоже можно рассматривать очень долго.




Много вмурованных плит.


Позади собора установлен памятник первому герцогу Пруссии Альбрехту, основателю Кёнигсбергского университета. Видный деятель XVI века, великий магистр Тевтонского ордена, похоронен в соборе.


С этой стороны собор не менее монументален.


Портик в левой части пристроен в 1924 году, и именно благодаря его «содержимому» Кафедральный собор не был окончательно снесён в советское время. Это могила знаменитого философа Иммануила Канта, родившегося и умершего именно в Кёнигсберге.


Канта помнят: если вы не забыли, в его честь назван остров, на котором мы находимся, а в начальной точке нашего маршрута находится памятная доска с его изречением.


Существуют различные планы перепланировки острова Канта, включающие даже вариант частичного восстановления на нём исторической застройки. Пока же собор находится здесь в компании пары небольших хозяйственных зданий.


Остаётся добавить, что сегодня Кафедральный собор по прямому назначению не используется: внутри расположен музей, а также органный зал.


Переключаем внимание на набережную Преголи. Река изящная, с красивыми плавными изгибами. Это снова Новая Преголя. Кстати, Преголя — название не немецкое, как можно было бы подумать, а польское (Pregoła). По-немецки река назвается Пре́гель (Pregel).


За собором остров кончается. Отсюда можно взглянуть на пару старых мостов Кёнигсберга. Первый, Деревянный мост, построенный впервые ещё в 1404 году, был реконструирован ровно через пятьсот лет и в таком виде и с таким названием сохранился до сегодняшнего дня.


На него мы взглянем ещё раз во второй части, а пока переходим ко второму — Медовому, сооружённому в 1542 году с разрешения герцога Альбрехта для соединения Кнайпхофа с соседним островом Ломзе, ныне носящим гордое название Октябрьский. Сегодня Медовый является пешеходным, хотя при необходимости по нему проезжают автомобили: это единственная автодорога на остров Канта.


В нынешнем виде мост предстал в 1882 году, когда был перестроен с применением новейшей технологии: мост стал разводным, при этом механизм был гидравлическим. Его остатки можно видеть на опорах.


Перекинут он через небольшую протоку, соединяющую Новую Преголю со Старой. С моста открывается вид на новую высотку. Слева от неё вдалеке виден разводной пешеходный Юбилейный мост (2005), построенный на месте разрушенного в войну Императорского (1905). Это единственный мост, к которому я не подобрался поближе.


А вдоль набережной Старой Преголи на Октябрьском острове выстроена так называемая Рыбная деревня — квартал, стилизованный под историческую застройку Кёнигсберга.


Эти домики начали вырастать в 2006 году. Выглядят, на мой вкус, весьма приятно. Их я подробней коснусь чуть позже, а пока просто вид.


На берегу Старой Преголи находится и красивейшее из немецких зданий города, Кёнигсбергская биржа.


Биржа построена в 1875 году.


Довольно необычно, что для постройки использовался песчаник, более характерный для южного зодчества (например, для тех же Нарын-калы или Кисловодской крепости).


Не могу объяснить почему, но биржа у меня вызывает прочные ассоциации с Санкт-Петербургом.


Возможно, из-за львов при входе, но тут они похожи на самих себя, в отличие от питерских.


Соединяем Кафедральный собор, Рыбную деревню, Кёнигсбергскую биржу и Старую Преголю и получаем вид с Эстакадного моста.


По нему мы углубляемся в южную часть города. Раньше дробление города было более детальным, но на сегодняшний день осталось всего три района. Всё, что показано в этом посте, относится к Московскому. Согласно же немецкой карте, если я ничего не путаю, мы отправляемся в Хаберберг.


Ленинский проспект, частью которого является мост, вопреки моим ожиданиям оказался скучным по меркам одной из главных улиц города. Причиной тому являются весьма серьёзные разрушения, пришедшиеся на этот квартал во времена Второй мировой. В советскую эпоху основой застройки стали, увы, не сталинки, а облагороженные, но типовые пятиэтажки.


В глубине они же, тоже перелицованные. Внешне это немного приближает их к остаткам немецкой гражданской архитектуры, но только немного.


Чтобы найти здесь самый внушительный кластер прусских домов, нужно тоже немного свернуть в сторону, в Мореходный переулок. Тут находится Калининградский морской рыбопромышленный колледж, занимающий ряд красивых старых построек, в первую очередь главное здание бывшего госпиталя святого Георга.


Здание построено в 1894–1897 годах, а сам госпиталь был основан аж в 1329 году.


Его окружают корпуса попроще. Первый я не идентифицировал…


…а второй — это бывшая Зельке-шуле, народная школа для мальчиков (около 1900, четвёртый этаж — советский). Справа от него — аналогичная школа для девочек, Трибукайт-шуле, но её я не снял.


Непосредственно же вдоль проезжей части Ленинского проспекта нашлось красивое историческое здание, принадлежавшее Дирекции имперских железных дорог (1895).


Жилой дом на перекрёстке с улицей Багратиона.


Далее — памятник Ленину.


Тут всё не так, как в песне: и Ленин не такой молодой, и «Октябрь» мало того что не совсем юный, так ещё и позади. Бывший кинотеатр сейчас занят Домом искусств.


Добираемся до конца проспекта, чтобы запротоколировать Южный железнодорожный вокзал. Это главная станция города, Калининград-Пассажирский.


Построено здание тоже немцами в 1920–1929 годах.


Площадь, на которой расположен и автовокзал, носит ту же фамилию, что и город. Памятник Калинину (1959) тут же.


Продвигаемся на запад. Тут встречается ещё одно интересное здание.


Со времени постройки в 1930 году и до нынешних дней тут помещается почтамт.


Напротив находится деревянная церквушка, интересная тем, что РПЦ начала её строительство, не получив разрешения. Прокуратура велела постройку снести. Судя по всему, побеждает пока церковь. Это, напоминаю, происходит не в селе Красный Лапоть, а на привокзальной площади далеко не последнего областного центра страны.


Кёнигсберг славился своими укреплениями, возведёнными концентрическими окружностями. В центре находился за́мок, имевший свои стены, затем шли два оборонительных обвода со всяческими валами, башнями, равелинами и прочими радостями и, наконец, по внешнему контуру были выстроены 17 фортов. До наших дней в различном состоянии дошло довольно большое количество укреплений из разных колец, полностью уничтожен лишь замок. До фортов я не добрался, а вот городские ворота, относившиеся ко второму обводу, покажу все, а заодно зацеплю и ряд других построек. Чуть дальше нелегальной церкви по Железнодорожной улице находятся Бранденбургские ворота.


Построены они впервые в 1657 году, но в деревянном исполнении. Понятно, что простояли они так недолго и через сотню лет стали кирпичными, а в 1843-м и вовсе были почти полностью перестроены.


На сегодняшний день из всех калининградских ворот эти самые ворота: через них проходит проезжая улица Багратиона. В самих же воротах размещаются метрологическая служба и художественный магазинчик.


На перекрёстке Железнодорожной и Багратиона ещё один жилой немецкий дом.


Следующий участок Железнодорожной оправдывает название улицы: пути идут вдоль и поперёк проезжей части.


До самой набережной попадается лишь одно относительно занятное строение около путей, бывший (и, наверное, нынешний) контрольный пост железнодорожников.


Свернув направо на Портовую и пройдя немного вдоль Преголи, которая тут уже едина, натыкаемся на Фридрихсбургские ворота (1852). Это вовсе не городские ворота: здесь до начала XX века находился одноимённый форт, снесённый немцами за ненадобностью. Форт в свою очередь входил во второй обвод и был образован из крепости 1657 года, куда приезжал учиться Пётр I. Укрепления острова Котлин срисованы именно с Фридрихсбургской крепости. Восстановлены ворота совсем недавно, но внутри уже вроде бы функционирует отделение музея Мирового океана.


Ближайшие к ним достопримечательности и сам музей расположены на другом берегу Преголи, поэтому они будут показаны в следующей части. Мы же возвращаемся к памятнику Ленину и сворачиваем на улицу Богдана Хмельницкого. Здесь мы находим очень неудобный для фотографирования дом Хабербергской церковной общины (1911).


В нём сейчас детский сад, из двора которого вид не лучше.


Эта улица также застроена весьма разнообразно. Здание интендантской казармы (1890).


Неопознанный дом, тоже с надстроенным верхним этажом. Оставшаяся с прусских времён гражданская архитектура очень интересна и не совсем привычна. Во-первых, этажность выше, чем в российских городах, во-вторых, форма зданий менее затейлива: как правило, это прямоугольный короб без богатой лепнины. Остальные черты в целом тем же: карнизы, покатые крыши, иногда занятные фронтоны и абсолютно всегда — общая лаконичность. Первый этаж обычно отличается цветом или кладкой, а окна бывают арочными, но в жилых домах чаще встречаются слегка утопленные прямоугольные проёмы разного размера. Таких броских усадеб, какие, например, можно встретить в Ярославле, Пскове и многих других наших городах, тут я не видел.


Есть и довольно приятный новострой…


…и то, что вскоре может стать таковым. Вообще город по ощущениям развивается.


И, конечно же, главная красота.


Самая заметная постройка улицы — католическая кирха святого Семейства.


Построена в 1904–1907 годах, восстановлена в 1980-м, в тот же год в ней открылась городская филармония, работающая по сей день.


Детали.



Улица славного пруссака Хмельницкого выводит нас к улице не менее славного пруссака Дзержинского, на которой находятся Фридландские городские ворота (1857–1862).


В них размещается музей, в который при наличии лишнего времени я бы непременно пошёл. Экспозиции посвящены историческому облику города, его трамвайной сети и истории канализации. Часть экспонатов была найдена при расчистке Южного парка позади ворот, после чего их переоборудовали из склада в музейную выставку.


В Южный парк также можно было бы заглянуть, там находятся два редюита. Но туда я не дошёл, отметив на проспекте Калинина лишь старое здание, по видимому, принадлежавшее то ли некоему укреплению, то ли заводу, а ныне в полуживом виде приспособленное под торговые площади.


Сворачиваем на Октябрьскую и движемся на север. Привлекает внимание здание Дома культуры тарного комбината, также явно довоенного происхождения.


Пара красивых домов на берегу Старой Преголи. Справа жилой дом с аптекой начала XX века, слева — лагерхауз (административное здание) «Карл Петерайт А. Г.» (1936–1937).


Через реку здесь переброшены целых два моста. Левый называется Высоким. Он появился на карте Кёнигсберга в 1520 году, в 1882-м был перестроен, а в 1938-м снесён и заменён новым (по другой информации, современный мост датируется 1955 годом). От старого на память остались опоры.


Так как уже при первой перестройке 1882 года Высокий мост стал разводным, позже пришлось оборудовать специальный красивый домик для смотрителя (1899–1900).


Вид с Высокого моста на запад. Высотка — 20-этажный жилой дом на Эпроновской улице.


С другой стороны через Преголю перекинут Второй эстакадный мост. В связи с перебоями в финансировании строился мост в три приёма (1985–1992, 2006–2008, последний ещё не окончен, но мост с конца 2011 года действует). Решение очень оригинальное: мост проходит над всем Октябрьским островом, не имея на него съездов, а на калининградскую землю спускается уже за Новой Преголей.


Мы же проходим на Октябрьский остров, в бывший район Ломзе, и следуем по Октябрьской улице вдоль реки. Этот район ни что иное как Рыбная деревня с обратной стороны. Две стороны улицы — как две разные страны. Левая, чётная, прекрасна.


Правая, нечётная, ужасна настолько, что хочется выть на луну.


Так и будем чередовать, чтобы не умереть от переизбытка хороших или плохих чувств. Деловой центр «Рыбная биржа».


И напротив.


Отель «Кружка Кайзера» («Kaiserhoff»).


И напротив.


«Гребной клуб», занятый спа-центром.


И напротив.


Советская власть совсем наплевательски отнеслась к полученному Калининграду: сталинские дома здесь отсутствуют как класс, панельными многоэтажками заставлен даже центр города. В итоге даже на фоне приятных глазу решений просматриваются серые бетонные блоки.


Хотя взгляд иногда выхватывает немецкие дома среди унылых коробок. Бывшее административное здание начала XX века на Эпроновской.


Вид на три показанных здания Рыбной деревни с острова Канта.


Следующие — и пока последние — здания Рыбной деревни. Ближнее занято гостиницей «Шкиперская», далее расположены бизнес-центр «Речной вокзал» и информационный центр, также приспособленный и под офисы.


Они же со стороны Преголи. В башне «Маяк» находятся кафе и смотровая площадка, про которую я узнал, готовя этот отчёт. Вид должен быть отличным: от башни открывается прямая видимость вдоль Старой, а затем и просто Преголи в сторону порта.


Главное не смотреть в другую сторону.


Помимо этого монстра, стоящего чуть дальше от набережной, её нечётная сторона может похвастать цирком «Янтарь»…


…и зданием Израэлитского сиротского дома (1904–1905), справа от которого раньше находилась красивая Новая синагога, уничтоженная «Хрустальной ночью», а вовсе не советским правительством, как вы могли подумать.


После этого дома мы сворачиваем направо на набережную генерала Карбышева и идём дивными кварталами вдоль Новой Преголи.


Второй эстакадный мост второй раз пересекает реку. Кстати, набережная тут уже не такая красивая, правда?


Но поход сюда оправдан: на улице генерала Павлова, около Второго эстакадного, находится красивейший Крестовоздвиженский собор.


Кёнигсбергские кирхи после окончания прусской эпохи получили совершенно разную специализацию. Эта после войны служила автомастерской и фабрикой экспериментальных орудий рыбной ловли (!), а в конце 1980-х была передана православной церкви. К 1994 году здание было восстановлено и служило по первоначальному профилю.


Построена же она была в 1930–1933 годах, сперва являлась лютеранской, и называлась кирхой Креста (Кройцкирхе, Kreuzkirche), так что новое название оказалось даже близко старому.


Кирха стоила десяти минут, проведённых среди советских многоэтажек.


На этом первая часть окончена.


Во второй мы, наконец, форсируем Преголю и осмотрим тамошние достопримечательности.

 

 
Вся серия:
Калининград:
→ Часть 1: юг
    Часть 2: север
    Часть 3: особенности
Ушаково:
    Бранденбургские кирха и за́мок

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Тэги: , , , .

Камменты:

  1. Спасибо за такой замечательный фотоотчёт, прекрасная работа! Замечу, что Калининград хорош, в частности, тем, что перемены к лучшему в облике города реальны. За шесть лет, что я здесь живу, произошло столько изменений в лучшую сторону! Стали потихоньку возвращать городу хоть какие-то черты прежнего облика, и движение идёт в этом направлении. Например, уже принято решение, что на месте цирка, который стоит напротив Рыбной деревни «ни к селу, ни к городу», будет восстановлена в первозданном виде находившаяся там синагога. Цирк перенесут в Южный парк (хотя, на мой взгляд, переносить надо в иное место, не в парк). Надеюсь, что со временем преобразят всю нечётную сторону улицы Октябрьской.

    • Спасибо!
      Очень хорошо, что в Калининграде идут положительные преобразования. Во многих городах благоустройство сводится к ремонту отдельных зданий, зачастую только за счёт частного капитала, а здесь идёт изменение (вернее, восстановление) облика центральной части по определённому плану с привлечением административного ресурса.
      В Калининград я ещё обязательно приеду, неприлично большое количество интересных для меня объектов в городе и области остались непосещёнными.

  2. Спасибо за фотоотчёт, но за настоящим Калининградом надо было ехать совсем в другую часть города. В Центральный район, который вопреки своему названию находится на западе города.

    • К сожалению, времени на всё не хватило, поэтому в первую очередь обходил Калининград по периметру городских ворот.
      Но Калининград из тех городов, куда я бы хотел вернуться, в том числе ради старых улочек.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.