Чита: Амурская улица

29 февраля — 2 марта 2012 года

Третья из читинских «горизонталей», заслуживающая пристального внимания, — идущая параллельно улицам Ленина и Анохина Амурская. Она начинается на востоке с вида на километровые сопки.


Кроме приятной перспективы первый квартал улицы примечателен разве что тем, что приблизительно в этом месте родился город. Старочитинский холм и его окрестности были и остаются местом многорелигиозным. Век назад здесь действовали православный храм, мечеть и синагога (две последние я показывал в конце первой части), а теперь на карту района добавилась баптистская церковь «Антиохия». Насколько я понял, здание раньше принадлежало военным.


Перед входом был припаркован колоритнейший прицеп, который я не мог обойти стороной.


Что касается православного храма, то чтобы добраться до него, нужно немного углубиться в Селенгинскую улицу. Как и синагога, церковь не работает по прямому назначению: внутри располагается музей декабристов. Первые опальные появились в Чите в 1827 году, а музей в стенах церкви открылся в 1985-м.


Сама же уникальная для сегодняшней Сибири деревянная двухпрестольная церковь помнит не только всех декабристов, но и Читинский острог, в котором в 1786 году и была построена. Данное при освящении имя Михайло-Архангельская уже постепенно подзабылось: в устах народных это просто церковь декабристов.


Храм спрятан за сталинкой на перекрёстке Селенгинской и Декабристов.


Селенгинская — короткая тихая улица практически без автомобильного движения.


Улица Декабристов ещё короче и глуше.


Нечётная сторона состоит из нескольких деревянных домиков начала века.


На некрашенных лиственничных брёвнах выделяются яркие наличники.


На чётной стороне находятся две более внушительные постройки. Первая, похоже, советская, а вторая, бывший дом Энгаля (1914–1915), как и красноярский особняк Ицына, занят подрастающим поколением, а именно детским садом.



Декабристов выводит нас обратно на Амурскую улицу, к одному из корпусов Забайкальского государственного университета. Здания читинских вузов вообще показались не очень интересными (даже в сравнении с местными колледжами и академиями), и это даже не самое худшее из них.


Перед университетом студенты своими силами дорабатывают композицию установленного в прошлом году памятника «Любовь и верность».


На примере Амурской поговорим о внешнем облике Читы. Совершенно непонятный факт: в худшем косметическом состоянии в городе пребывает послевоенное советское жильё: давно не видевшие краски бока и обваливающаяся штукатурка портят неплохое впечатление о городе.


С другой стороны, разрухи на улицах совсем немного, а существующие забросы, как показалось, не простаивают в таком виде годами, а расчищаются.


Современная архитектура в Чите примерно такая же убогая, как и в остальной России. Типография.


Особая статья — новострой госучреждений. Краевой суд со своей башней ещё ничего, особенно на фоне пластиковых уродов (например, в Калуге).


А вот расположенную в нескольких кварталах дальше прокуратуру даже отсутствие сайдинга не спасает.


Между этими двумя зданиями, по счастью, находится много приятных глазу, так что картина не так плоха, как вы уже могли себе вообразить. Кое-где, конечно, реставраторы переусердствуют, как в случае с домом Голланда (1903–1905).


Но это тоже исключение. Например, находящаяся по соседству бывшая гостиница «Окуловское подворье» (1910), до революции самая современная в городе, ещё в начале 2000-х стояла полуразвалившейся. Сейчас же она выглядит не хуже, чем в первые годы существования.


Дата постройки указана очень точно. Такая швейцарская щепетильность в Чите встретилась не раз.


На другой стороне — красивый довоенный жилой дом. Обратите внимание, как элегантно зарешёчен балкон на третьем этаже, над синей вывеской.


На фасаде кроме года красуется значок железной дороги: видимо, здание предназначалось транссибовцам.


Около него находится известная в городе «пивная гайка». Пиво здесь, судя по закрытой в пятом часу вечера двери, уже не разливают, но в интернете ещё можно найти душещипательную историю про местного алкаша Борю с говорящей кличкой Бидон.


Самые интересные кварталы Амурской лежат между перекрёстками с улицами 9 Января и Полины Осипенко. На пересечении с первой установлен светофор, о который при желании можно удариться лицом. Позади видны торговые лавки Красикова (до 1885 года).

Кстати, светофоров тут не то чтобы много, а транспортные потоки организованы специфично: часто встречаются круговое движение и односторонние улицы. Проезжие части в большинстве своём узкие, но затор за три дня я видел только один — утром в день моего вылета была перегружена въездная дорога в город со стороны аэропорта.

На противоположной стороне — ряд доходных домов. Один из них, чей владелец неизвестен, был построен в 1885 году, ещё до прокладки Транссибирской магистрали. Он, а также торговые лавки с прошлого снимка, были ядром каменной застройки, вокруг которого разрослась «послетранссибовская» Чита.


Следующие два появились на Амурской уже в эпоху купеческого бума. Левый, принадлежавший Онучиной, вырос здесь не позже 1907 года. Правый же был построен на деньги купца Духая.


Духаю принадлежало сразу несколько домов на перекрёстке Амурской и Нерчинской улиц, и все они построены в промежутке между 1909 и 1911 годами.


Единственное встреченное мной заброшенное историческое здание, тоже духаевское.


Пожалуй, это и есть наиболее цельно сохранившийся квартал старой Читы.


Самая внушительная его часть.


Грандиозный пассаж Второва из первой части вы узнали.


Слева за ним виден кинотеатр «Центавр». Более чем странный вид оного объясняется тем, что под нужды самого важного из искусств было выделено здание магазинов товарищества братьев Самсоновичей (1900–1906).


Ну и наконец справа находится бывшая городская дума (1906).


Дальше улица становится привычно смешанной. Из старого, не считая пропущенного мной, выделю здание городской управы и общественного банка (1904–1911).


Советская застройка, впрочем, здесь тоже отнюдь не худшая. Что административная (это управление природопользованием)…


…что гражданская. По части довоенных домов Чита очень хороша.



Современное зодчество.


Через дорогу — ещё один его представитель, и к нему мы подойдём поближе.


Казанский собор Читы построен в 2001–2004 годах на месте стадиона «Труд». Храм большой и довольно приятный с виду, хотя благодаря ярким цветам выглядит немного по-игрушечному.


Во всей красе и без проводов собор можно осмотреть со стороны привокзальной площади.


С маленькой буквы написал неслучайно: официального названия у площади, как я понял, нет, хотя раньше она именовалась Атамановской. Размеры пятачка внушительные (а раньше были ещё больше), но площадь для человека, впервые на ней оказавшегося, представляется очень хаотичной. Если смотреть от собора на вокзал, то по левую и правую руки будет по одной проезжей части, а в поперечном направлении — целых четыре, и по всем ним снуют машины, автобусы, маршрутки, люди, голуби…


Собственно железнодорожный вокзал Чита II. Прокладывать Транссибирскую магистраль через город начали в 1897 году, а первый камень лёг в основание вокзала в 1899-м. Дата окончания строительства точно неизвестна (но не позже 1908 года), впоследствии здание неоднократно расширялось. До Москвы отсюда 6198 километра, до Владивостока — 2909 км.


Транссиб проходит как раз вдоль изучаемой нами Амурской, и если присмотреться, то на сквозных видах кроме сопок можно увидеть и вагоны.


По бокам площадь окружают другие крупные постройки. С востока — Забайкальский институт предпринимательства, одно из самых кошмарных зданий, которые я только видел в своей жизни.


С запада же, наоборот, стоят две приятные постройки. Классического для Союза вида учебное заведение — Читинский техникум железнодорожного транспорта (1959).


Рядом с ним — прекрасный доходный дом Забайкальского казачьего войска (1909–1912), также известный как таможня.


Вернёмся на Амурскую, где осталось ещё несколько интересных экспонатов, например, самый эффектно оформленный деревянный дом в Чите, часть усадьба Коновалова (до 1906). Судя по фотографиям, в последнее время заметно подновлён.


Жилой дом Бермана (1909), один из последних на Амурской.


Дальше начинается Кастринская улица, в советское время составлявшая с Амурской одно целое, называвшееся улицей Калинина. Дом №1 по Кастринской (а некогда дом №117 по Калинина), особняк архитектора Никитина (до 1902), занимает Читинский государственный университет.


Если долго ехать по этой магистрали и усиленно поворачивать, можно попасть к довольно крупному озеру Кено́н, на берегу которого расположены не самая активная промзона и аэропорт Кадала́. Один корпус аэропорта обычный позднесоветский.


Второй — очевидно, сталинский (такой же, как в Челябинске).


Напоследок ещё два старых дома вблизи западного конца Амурской, которые некуда пристроить. Скромный, но основательный дом Бумегина (или Бумагина) (1913). Слева — стенд с почтовыми ящиками.


И дом ещё одного бывшего городского головы Саврасова (1903). Ради справедливости надо отметить, что особняк построен ещё до того, как Саврасов получил должность мэра.


В следующей главе мы пойдём в северную часть города, а пока немного отдохнём.


 

 
Вся серия:
    Часть 1: от Ленина до Анохина
→ Часть 2: Амурская улица
    Часть 3: от центра к северу
    Часть 4: Дамба Брайбунлинг
    Часть 5: Титовская сопка
    Часть 6: детали
    Над Сибирью: перелёт из Читы в Екатеринбург

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Тэги: , , , .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.